Подписка на рассылку

Ваше имя (обязательно)

Ваша фамилия (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Помощь Максиму Каленову
Максим Фонд «Неопалимая Купина» призывает всех неравнодушных людей помочь маленькому Максиму Каленову в его борьбе с недугом!
Счетчик посещений
Основные новости

Лихолетье 1917 г.

Приближался 1917 год… В эти последние годы своего существования перед испытаниями, уготованными не только ей, но и всей России, обитель вела широкую просветительскую и благотворительную деятельность.

В 1884 году, в Перервинском монастыре были открыты религиозно-нравственные чтения. Программа этих чтений предусматривала объяснение воскресных и праздничных Евангелий с объяснением самого праздника, объяснение Символа Веры, таинств и обрядов Православной Церкви, молитв и заповедей Господних, чтения из истории Ветхого и Нового Заветов, чтения из Русской истории, которые сопровождались «туманными картинами» (т.е. показом изображений через проектор), чтения из истории русского раскола. Смотритель Перервинского духовного училища с учителями и наставниками изъявил свое согласие помочь в проведении этих чтений, указывая, что они отвлекут народ от праздного препровождения времени, а, кроме того, будут полезны для развития и назидания воспитанников училища.

31 октября 1906 года при Николо-Перервинском монастыре, неподалеку от него, был торжественно открыт приют для глухонемых. Изначально планировалось построить каменный корпус для помещения в нем бараков для раненых воинов. Таким образом монастырь желал оказать посильную помощь Отечеству в наступающую для него трудную годину войны с Японией. По окончании же войны надобность в бараках отпала и корпус решено было приспособить под училище для глухонемых детей. Он был возведен по проекту архитектора П.А. Виноградова, и на его постройку планировалось израсходовать 136.200 рублей из сумм Перервинского монастыря. Открытие таких училищ было особенно ценно для России, — в них ощущался крайний недостаток. Николо-Перервинский монастырь выделил на содержание училища из монастырских средств капитал в 400.000 рублей.

Те немногочисленные сведения, которые в настоящее время известны о Николо-Перервинском монастыре после 1917 года, свидетельствуют о том, что судьба обители слилась с трагической судьбой всей России.

В 1924 году в монастыре была закрыта Трапезная (видимо, Толгская) церковь. Помещение ее было передано под клуб и столовую Детскому дому Управления Московской Курской железной дороги, который к этому времени уже использовал его под склад. В 1924 году в монастыре еще проживали монахи, но часть помещений была закреплена за тем же Детским домом. По сведениям на 16 июня 1928 года Николо-Перервинский монастырь имел лишь два здания и трех насельников, — ими были два архимандрита и регент-иеромонах, а братии уже не было, т.е. монастырь был фактически закрыт. Впрочем, по рассказам старых прихожан и окрестных жителей известно, что до конца 20-х годов в монастыре еще были иноки.

Скажем несколько слов и о закрытии Иверской часовни. Известно, что в революционное лихолетье грабители не однажды проникали в часовню. Хотя против ограбления иконы и были приняты меры предосторожности, однако с иконы были сорваны корона и убрус, похищены драгоценные камни, навески, но ризу грабителям снять не удалось. Что не сделали грабители, довершила власть. В 1922 году были арестованы члены Совета общины верующих, в пользование которой в 1919 году перешла по договору с Моссоветом часовня. Через две недели членами Комиссии по изъятию ценностей были сорваны и отправлены в Госхран золотая риза с древнего образа и серебряные с двух его копий. Приблизительно в это время Иверская часовня в качестве весьма доходного места была передана в ведение обновленческого Высшего церковного управления. В июне же 1929 года президиум Моссовета принял решение о закрытии Иверской часовни, а в июле ее снесли.

liholetie

13 сентября 1940 года Исполнительным комитетом Московского областного совета депутатов было принято решение закрыть две перервинские церкви, а здания переоборудовать под клуб и дом пионеров. Вероятно, под двумя церквами разумелись Иверский и Никольский соборы или два храма Никольского собора. Решение было принято, но церкви были закрыты не сразу. Из рассказов старожилов известно, что в 1941 году перед Пасхой еще освящали куличи, но, когда верующие пришли на Пасхальную Заутреню, храм был уже опечатан, а настоятель храма протоиерей Александр арестован. Дальнейшая судьба его неизвестна, — скорее всего он мученически погиб в застенках НКВД, пополнив сонм святых Новомучеников и Исповедников Российских.

После закрытия Иверского собора помещение его использовалось под склады и цех мелких предприятий. Примерно в это же время здание его было передано заводу Станкоконструкций. После 1952 года собор утратил главы, кресты, иконостас и все убранство интерьера.

Цветные стекла были заменены на простые. Была утрачена большая часть кровли, и заложены боковые проемы крыльца. В конце 1960-х годов при приспособлении под цех завода, с разрешения Госинспекции по охране памятников г. Москвы, была забелена живопись и устроены междуэтажные перекрытия, а с востока собора сделаны пристройки. Здание же Никольского собора с момента закрытия монастыря до 1948 года использовалось под мелкие хозяйственные нужды. Затем в нем располагались производственные цехи Металлоштамповочного завода. Помещался здесь и завод детской пластмассовой игрушки — до 1969 года.

В период с 1948 по 1969 годы собор очень сильно пострадал. В нижней церкви был гальванический цех, отчего кладка стен и сводов подверглась эрозии. До 1960 года в храме были утрачены иконостас и убранство интерьеров, забелена живопись, разрушены полы, лестницы, растесаны некоторые проемы, сделаны пристройки. Здание собора не ремонтировалось, поэтому главы и кровля пришли в аварийное состояние. Был разобран часовой механизм на колокольне и поставлены циферблаты новых электронных часов, а часовой механизм был передан в музей «Коломенское». В 1969 году здание было передано заводу ЭНИМС и постепенно освобождалось для реставрации. Реставрация собора началась с 1954 года, но фактически производственные работы стали осуществляться в 1972 году. Первым исследователем и реставратором Никольского собора был архитектор Г.А.Макаров, а с 1978 года к работе приступила архитектор Е.Г.Одинец.

Упомянем и о Толгском храме. С 1930-х годов по 1966-й год здание церкви и палатка при вратах использовались под жилье. В 1930-х же годах было разобрано завершение храма (крест хранится в музее «Коломенское»), утрачено убранство интерьера, забелена живопись, переделаны окна, пробиты новые проемы, заложены проходы в алтарь, устроено междуэтажное перекрытие, поврежден белокаменный декор фасадов. В 1950-х годах к алтарю был пристроен заводской корпус.

Здание Патриарших келлий после закрытия монастыря, с 1930-х годов до середины 1970-х годов, использовалось под жилье. В северо-западном углу западной келлии был устроен проход на внутреннюю белокаменную лестницу, поднимающуюся на второй этаж, а проход между восточной и западной половиной этажа, устроенный в 20 веке на месте печи, был полузаложен.

Классический учебный корпус с 1930 по 1973 годы также использовался под жилье, а в 1973 году это здание было приспособлено под столовую с частичной реставрацией фасадов. Квартиры были также в Новом и Старом семинарских корпусах — с 1930 по 1966 годы. Тогда же Старый семинарский корпус получил вид коридорной системы. В 1966 году здание было от жильцов освобождено. Настоятельский корпус с 1930 по 1973 годы также использовался под жилье. В 1930-1950 годах в нем были устранены старые печи, сделаны новые входы, поставлены новые перегородки, а в 1973 году здание было приспособлено под служебные помещения ЭНИМСа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обращение Патриарха
Патриарх Кирилл
считает,
что молодежь
должна стать
"передовым
отрядом
Церкви"
 
 
 
Православный календарь



Евангельские чтения
Православие.Ru