Подписка на рассылку

Ваше имя (обязательно)

Ваша фамилия (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Помощь Максиму Каленову
Максим Фонд «Неопалимая Купина» призывает всех неравнодушных людей помочь маленькому Максиму Каленову в его борьбе с недугом!
Счетчик посещений
Основные новости

Паломнические поездки

По святыням рязанской области

11 октября 2014 года состоялась поездка поездка по святыням рязанской земли: Свято-Троицкий мужской монастырь (г. Рязань), Рязанский кремль, Иоанно-Богословский мужской монастырь (в селе Пощупово).

Поездка в Свято-Троицкую Сергиевую Лавру и на источник в Малинниках

К завершению летнего сезона 31 августа 2014 года состоялась традиционная поездка на источник «Гремячий ключ» у д. Малинники. Поездка началась с литургии в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, после чего, собственно, и поехали к источнику. К нашей радости дождей в этот день не было, ни одного, хотя по небу иногда и проплывали мрачные тучки. Осенние дожди до этого момента шли уже несколько дней, поэтому, последний участок дороги, где была голая глина, уже частично раскис, и местами был настоящим препятствием. По пути нам попался застрявший внедорожник. Хозяин долго и отчаянно пытался вырваться из окружения грязной лужи, и в конце концов, раздевшись, вылез из машины оценивать ситуацию. Вот тебе и «купание». А машина была по крышу залита жидкой глиной, и полна людей. Впереди был участок неплохой дороги, и мы объехали по полю опасный участок, чтобы попытаться выдернуть застрявшего. Но он успел капитально сесть на днище и канат оборвался. В итоге его вытащил вызванный на помощь местный уазик – незаменимая машина для таких дорог. Мы какое-то время продолжили движение дальше, но до конца не поехали, так как состояние дороги вызывало сомнение. Остановились, разогрели еду, подкрепились и пошли на источник. А застрявший водитель оказался более упорным человеком, и после извлечения из лужи решил идти «до Берлина». Примерно через 300 метров его опять вытаскивал Уазик уже из следующей лужи. На этом лимит терпения был исчерпан, и он с попутчиками пошёл пешком.

После купания вернулись к машине, разожгли мангал, подготовили трапезу, и основательно подкрепились. Около 19 часов выехали в Москву. В Сергиево-Посадском районе дорога была очень красивая – поля, леса, горки: то спуск, то подъём – уже сама по себе, как «аттракцион». Местами постояли в пробках, но примерно к 21:30…22:00 ребята уже пересели с машины на метро, либо непосредственно домой.

Слава Богу за этот день!

Фотографии:

Паломнический поход от Ногинска до источника «Гремячий ключ» в Малинниках

В период с 12 по 14 июня 2014 года проведён паломнический пеший переход от Ногинска до источника «Гремячий ключ» в Малинниках. Это тот самый источник, который чудесным образом возник по молитве прп. Сергия Радонежского, когда он переходил со своим учеником из монастыря в Киржач. Общая дистанция нашего путешествия составила от 65 до 70 км. Один из участников похода написал рассказ о том, как это было… По ходу рассказа красным курсивом выделены комментарии других членов группы.

Рассказ Михаила Бычкова

Поход… Сколько раз я хотел сходить в поход, слушая или читая рассказы о том, как кто-то отправлялся в путешествие и сколько незабываемых впечатлений он получал от этого… И, когда я услышал, что “Держава” идет в поход и можно к ним присоединиться, я решил не упускать возможности и испробовать свои силы в новом для меня мероприятии. Так началось долгое время подготовки к нему, поездок по магазинам, сопоставления доступных денежных средств и предстоящих затрат, выбор снаряжения из огромного числа товаров, из которых, оказывается, мало что доступно либо по стоимости, либо по размеру, а много чего и вовсе не понравилось или не подошло. В итоге, я купил практически минимум: летнюю полевую форму, кеды и плащ-дождевик. Остальное снаряжение же предоставил Андрей из своих запасников, за что ему отдельное спасибо.

Андрей: Запасы были не все моими, немало было взято у других ребят из Державы, например, у Бычковского Паши и Андрея Куликова. Им также спасибо.

Тогда я еще не представлял себе, что может ожидать меня в походе, какие требования и особенности есть в разведывательном маршруте. Андрей предупреждал: «Неизвестно, что нас ждет, так что, если у кого есть сомнения, лучше сразу отказаться». У меня же не возникало никаких колебаний. Конечно, идти! Я имел опыт больших прогулок по Москве — пусть, это не пересеченная местность, пусть без рюкзака, но я надеялся, что мне это поможет, и  не знал лишь, как отразится вес рюкзака на общем самочувствии. С Божией помощью, на очередном привале, когда уже казалось, что дальше плечи не смогут вынести тяжести рюкзака, парни в очередной раз помогали подстроить ремни так, чтобы на плечи было как можно меньше нагрузки (а я сумел его подогнать под себя лишь в самом конце похода), а у меня появлялись еще силы и мы шли дальше.

Вот он,  долгожданный день похода! Подъем в шесть утра, утреннее правило, зарядка. Я разминался как следует, зная, что такими элементарными вещами пренебрегать в подобном серьезном деле нельзя. Быстрый завтрак и окончательный сбор рюкзака. На выходе из обители мы заметили внимательный взгляд дежурного помощника на нас — он поначалу не хотел меня отпускать из-за большого количества послушаний… Но поход был спланирован заранее, а количество послушаний всегда будет большим — тут уж ничего не поделаешь. Кстати, я с ним до сих пор не согласен в том, что поход — это отдых. Разве только как смена деятельности. А в реальности мы отдыхали только ночью, и то около шести  часов в сутки.

машина

Из Перервы мы вышли вдвоем с Андреем, нашим командиром группы. Денис присоединился к нам в электричке в Люблино. Мы с рюкзаками сразу заняли две скамейки, а люди в вагоне поглядывали на нас с настороженностью. Еще бы! Троих мужиков в камуфляже с огромными рюкзаками не каждый день увидишь. Не знаю, как это выглядело со стороны, дальнейший опыт показал, что не все сразу опознавали в нас туристов. Но да ладно.

машина

На Курском вокзале мы встретились еще с одним участником группы — Пашей Потаповым. Теперь все в сборе и можно загружаться на электричку Горьковского направления до Захарово — отправного пункта нашего путешествия.

7 8

Речка Черноголовка и начало нашего маршрута. Кто мог предположить, что лесок слева, по которому нам предстояло передвигаться ближайшие час-полтора, почти сразу принесет ряд неожиданностей?

7 8

Пройти вдоль берега, как изначально планировалось, не получилось: лес выходил вплотную к реке. Тропинка, идущая в том же направлении, извивалась между деревьями и кустарниками, местами превращаясь в месиво из грязи. Первым испытанием для меня стала переправа через неширокую, метра четыре, речку в лесу. Стоит сразу сказать, что сильно широких переправ у нас не было, Поперек реки лежало бревно — это и являлось нашим “мостом”. Первым пошел Паша. Он быстро нашел себе подходящую палку для сохранения равновесия и, опираясь на нее, перешел на другой берег. Андрей в это время заготовил такие же палки для нас. Вторым перешел Денис. Я не рискнул пересекать речку с одной опорой, и взял себе вторую. Примерно на середине реки одна из жердей резко ушла глубже, чем я ожидал, и я чуть не потерял равновесие. От купания в реке мне помогла  вторая палка, на которую я сильнее навалился и вытащил ушедший глубоко шест. Андрей прошел по бревну без приключений, и мы продолжили передвижение.

машина

Остановка на отдых. Мы экипировались для лесных условий — перчатки, куртки с длинными рукавами, капюшоны и резиновые сапоги. Дальнейшая дорога почти сразу показала, что это было своевременное решение. Нам пришлось искать дорогу через заболоченную местность, а всего в пятидесяти метрах от дачного участка  — и вовсе прорываться сквозь заросли кустарника!  За этим населенным пунктом шла проржавевшая железная дорога, ведущая к какому-то заводу. Местные жители, встретившиеся на этой дороге, сначала приняли нас за беженцев из Украины.

Андрей: Про беженцев они ничего не говорили, но про Украину – было. Вообще, сейчас можно ожидать людей из Украины двух категорий: беженцы и диверсанты, которых уже отлавливали. Мне показалось, что они имели ввиду второе, но в шутку. Специально на случай такого недоразумения у нас было письмо-удостоверение от монастыря, что мы идём с паломническими целями, которое в какой-то степени помогло бы убедить представителей властей, что мы «мирные грибники».

7 8

Ключевой точкой маршрута до обеда была деревня Соколово, где мы набрали питьевой воды для приготовления пищи и чая. Здесь вес наших рюкзаков заметно увеличился и оставался таким практически до самого вечера, лишь незначительно уменьшившись во время обеда. По-прежнему светило жаркое солнце, но погода между тем постепенно менялась: на открытой местности дул освежающий ветер, а на небе уже скапливались небольшие облака.

машина

7 8

Обеденный перерыв. Мы с удовольствием опустошили рацион спецназовского сухпайка и кое-что из продуктов, взятых с собой из дома. Отправились дальше в путь по накатанной грунтовой дороге. Похоже, что в сезон дождей эта дорога превращается в месиво грязи, а пока она отлично подходила для нашего передвижения.

машина

Одна из немногих фотографий по типу “вид нашей группы спереди”. Такие снимки было делать сложнее, здесь я с Андреем согласен. Большинство же наших фото в процессе передвижения представляют из себя “вид уходящей группы со спины”.

машина

В этом лесу скорость нашего передвижения заметно упала. Низкие ветки елей так и норовили попасть в лицо, было много поваленных деревьев, через которые приходилось перешагивать, а то и перелезать, внимательно осматривая место, куда сделать следующий шаг. Вдобавок ко всему, было множество комаров, которые не преминули возможностью познакомиться с нами поближе, как только мы остановились на привал. Иногда, в подобные минуты, меня посещали мысли: “Что меня с такой силой тянет в поход? Что заставляет меня упорно прорываться сквозь эти заросли, завалы, болота, тащить с собой рюкзак, который жутко оттягивает плечи?” Ответа я не находил, но знал: когда мы дойдем до цели, все эти препятствия и усталость покажутся несущественными. Наоборот, именно в них и состоит главная особенность похода — в преодолении  себя через преодоление их. Думаю, мне бы этот поход так не запомнился, если бы мы шли по ровным дорожкам и тропинкам, обходя леса и болота за километр. Но вернемся к нашему лесу, который так хотелось побыстрее покинуть и выйти наконец на открытую местность! Однако следующий, последний час хода принес нам, а особенно мне, еще ряд испытаний. Впереди предстояли переправы через две нешироких речки, одна из которых была заболоченной.

машина

Вот тут-то и поджидали меня приключения. Поторопившись при переходе первой из них, я чуть не упал, зачерпнув сапогом воду. Для перехода второй реки ребята сперва через заболоченный участок перешли на островок и остановились, чтобы завалить березу и навести переправу, а я тем временем умудрился промочить и второй сапог, поскользнувшись на кочке, и опять чудом не потеряв равновесие. Мне помогли выйти на островок. Берёза между тем при падении застряла в кроне дерева на берегу. Паше, как самому крупному участнику похода, выпала доля лезть по ней, пока под его тяжестью дерево не сорвалось на землю, после чего мост был налажен, а мы двинулись дальше. Лес стал реже, но хотелось выбраться из него, да и вообще — поскорее дойти до привала. Я изрядно уже устал, внимание стало рассеянным, в сапогах хлюпало, а рюкзак нещадно давил на плечи, из-за чего не сразу осознал, что мы наконец-то вышли на вполне цивилизованную дорогу, идущую вдоль линий электропередач, под которыми пристроился ряд дачных домиков с небольшими участками.

 

Андрей: Да, двигаясь по этому участку дикого леса, я постоянно ожидал, что вот-вот лес закончится, и мы выйдем на следующий ориентир – линию электропередач. Но за лесными завалами открывались новые завалы, потом – более чистый участок, казалось бы, виден просвет сквозь кроны, внушающий надежду, но… после начинались новые завалы. Закрадывается сомнение о верности пути. Смотрю на карту и компас, сверяю направление. Движемся верно, немного корректирую. Должны всё-таки выйти, не промахнуться. И вот, наконец, сердце радостно забилось, когда я различил долгожданную просеку с ЛЭП. До конца дневного маршрута – рукой подать! К моему удивлению, там, прямо под проводами высокого напряжения, располагались дачные поселения.

 

Здесь люди жили своей обычной жизнью, и мы, вылезшие из дебрей лесов, в камуфляжах и с рюкзаками, несколько не вписывались в общую картину. Но это заботило нас мало, идти стало легче, а потому мы направились по дороге вдоль ЛЭП к намеченному месту привала. На горизонте образовалась туча, которая довольно быстро приближалась нам навстречу. Она еще не успела закрыть солнце, как пошел дождь. Получилось очень красиво: капли искрились на солнце, зависшем между стройных сосен и разлапистых елей. Полюбовавшись этим зрелищем, я вдруг понял, что забыл надеть капюшон дождевика и вода стекает мне за шиворот. Дождь скоро закончился, и мы стали искать место для ночлега. В конце деревни Паша с Денисом обнаружили местный магазинчик — небольшую разрисованную граффити палатку с таким  же небогатым ассортиментом. Кваса там не оказалось, поэтому ребята купили трехлитровую бутылку Дюшеса.

 

Андрей: По-моему, не так уж скоро этот дождь закончился, а его мощности хватило на то, чтобы на нас осталось мало сухих мест, даже с учётом того, что мы накинули дождевики. Короче – ливень.

7 8

Остановились на опушке соснового леса, который начинался сразу за деревней и уходил в сторону от ЛЭП. Пить хотелось очень сильно, а потому бутылка в скором времени опустела. Теперь для меня начиналось самое трудное: если во время перехода требовалась выносливость и терпение, то для правильной организации ночлега, приготовления дров и растопки, разведения костра и приготовления пищи требовались знания и опыт, которых у меня не было. Мне доверили готовить ужин, а именно — варить гречку. Я постоянно донимал Андрея вопросами, на которые он терпеливо отвечал, продолжая заниматься другими организационными делами. Я как мог, следил за ходом приготовления каши, но все же оплошал. В итоге, на ужин мы ели подгоревшую гречку с тушенкой, эта же пища была у нас на следующий день и завтраком, и обедом. Поэтому стоит отметить терпение братии к моей готовке, а так же хочу попросить у них за это прощения. Остаток вечера прошел в непосредственной подготовке ко сну, и, часам к двенадцати ночи, мы мирно заснули.

7 8

Утро следующего дня выдалось прохладным, отчего я проснулся чуть раньше шести часов — времени нашего подъема — и зябко ежился. Утреннее правило, зарядка, завтрак. Сбор рюкзаков. На все про все ушло ни много ни мало — три часа, как и планировалось по графику. В девять часов мы вышли на маршрут и двинулись дальше на север, вдоль линий электропередач, прямо через поле. Утренняя роса играла всеми цветами радуги в лучах солнца, а воздух уже не казался таким холодным.

 

Андрей: А роса не только играла в лучах утреннего солнца, но и, стекая по штанам, хлюпала в сапогах.

 

Очень скоро появилось очередное препятствие: болото, которое нам удалось преодолеть только со второго раза, так как первый маршрут через него не дал возможности его пересечь. Мы прошли его с другой стороны, через рощицу молодых деревьев, в труднопроходимом участке спиленных и наваленных друг на друга и представлявших собой как бы своеобразный настил, по которому-то мы и достигли твердой поверхности. Стало довольно жарко, и мы скинули куртки, но, как позже выяснилось, ненадолго. Еще одно поле и автомобильная дорога, идущая через него.

7 8

Этой дороге на просеке мы весьма обрадовались: наконец-то земля, удобная для передвижения! Вдоль дороги росли небольшие кустики земляники, многие ягоды были созревшими, а потому мы не преминули воспользоваться возможностью пополнить свои запасы витаминов. Однако, так как все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться, колея скоро привела нас к очередному поселению под ЛЭП и благополучно исчезла. Далее опять предстояло идти по лесу. Узнав от местных жителей, что по намеченному нами пути пройти не представляется возможным, мы отправились в обход. Лес, ручей, еще одно поле и снова поселение. Обходить деревеньку для того, чтобы выйти к следующему полю, нам не хотелось, а потому мы двинулись напрямик вдоль крайнего забора через могучие заросли крапивы. Влияние цивилизации тут было видно сразу, в траве валялся различный мусор, были даже сидения и спинка от какого-то дивана. Вдобавок, бабушка, которая занималась цветами на своем участке, нас отговаривала идти этим путем, сетуя на большое количество мусора и наличие болота на месте когда-то разрушенных домов. Мы поблагодарили за информацию и продолжили идти задуманным курсом. Болото мы так и не обнаружили, да и мусор не явился для нас особой помехой.

 

Андрей: Болото было, но пересохшее. Бабушка просто не знала, из какого болота мы недавно вылезли. 🙂 Интересно было посмотреть на её взгляд, когда недалеко от забора, из крапивного бурьяна, показались наши зелёные капюшоны с горячими румяными головами. Наша жизненная позиция была для неё не совсем понятна, и первый вопрос был такой: «Вы что, другой дороги не нашли?». Когда после порции демотиваторов мы уведомили бабушку о намерениях продолжать в том же направлении, она провожала нас взглядом, выражающим слова: «…далеко пойдут…».

 

На привал мы остановились под автомобильным мостом, возле бодро журчащей речушки. Перед Андреем стояла дилемма: с одной стороны, ему хотелось изучить маршрут вдоль ЛЭП, действительно ли он такой заросший, каким был виден со стороны автомобильной дороги, с другой — не хотелось продираться сквозь заросшую просеку. Маршрут, который был предложен в итоге, показался нам более приемлемым: пройти часть пути по дороге, идущей в том же направлении, а потом углубиться в лес и попытаться выйти на просеку. На том и порешили. По дороге нас догнала велосипедистка, которая спросила, куда мы направляемся. Узнав, что в Малинники, она ужаснулась: “Мальчики мои, милые! да кто ж вас направил этой дорогой?! == Андрей: На этом месте я скромно потупил взгляд в землю. == Этак вы туда только завтра придете!” Мы ей ответили, что так и планировали. Она продолжала ужасаться и искренне нам сочувствовать, предлагая варианты маршрутов, по которым она сама часто ездит в Малинники. Выслушав ее и поблагодарив за сопереживание, мы все же пошли тем маршрутом, который наметили на привале. Андрей: Да, эта женщина оплакивала нас, так, как будто мы шли на Украину без обратного билета. Напоследок сказала, что в эту ночь она не уснёт, а будет молиться за нас.

Было бы на самом деле обидно, если бы в разведывательном походе мы бы не узнали все доступные (и недоступные тоже) варианты путей. А потому мы свернули в лес, который сразу дал о себе знать несколькими поваленными деревьями на нашем пути. Но это было только начало. Лес быстро кончился, и за ним началось ухабистое поле (вырубка), по которому я стал идти с большей осторожностью, а Денис и вовсе сбавил скорость, дважды чуть не подвернув ногу. Но и это показалось не самым страшным после того, как мы зашли в какую-то молодую чащу. Мы прокладывали себе дорогу, постоянно раздвигая ветви с листьями, то и дело норовившими заехать по лицу. Мы остановились, и Андрей принял решение сходить в разведку и узнать, стоит ли вообще продираться в этом месте или лучше сразу повернуть назад, пока не поздно. Разведка показала, что впереди — сплошные завалы, за которыми идет обычный лес и, что самое главное, чистая просека, ради которой стоило рискнуть пойти вперед, тем более, что возвращаться на дорогу не хотелось. Каким-то чудом мы обошли большую часть завалов стороной и благополучно вышли на просеку, по которой довольно быстрым шагом направились вдоль все той же ЛЭП, стараясь до обеденного привала пройти как можно большее расстояние, поскольку мы уже отставали от запланированного графика движения. ЛЭП кончилась в каком-то населенном пункте, где мы и остановились на обед.

7 8

Нашей следующей целью был наиболее узкий, всего полтора километра в поперечнике, участок леса. Но какой! Пожалуй, это был наиболее сложный промежуток всего маршрута. Эти полтора километра мы проходили около полутора часов! Всего, через что пришлось пройти, не передать словами. Могу лишь кратко описать те препятствия, которые нам встретились: два болотца в низинах, на одном из них пришлось двигаться по еловой жерди, которую мы перетаскивали с собой, чтобы укладывать над непроходимыми местами. Была лесная чаща, которой, как нам казалось, нет конца и края. При спуске к первому болоту нам попался череп козла с рогами. Мы пошутили, что даже козел здесь загнулся, а позже это уже не казалось выдумкой. Но, как бы там ни было, с Божией помощью мы прошли и это испытание, с облегчением узнав, что населенный пункт, к которому мы вышли, — Машино, — тот, который нам нужен.

 

Андрей: Да, и в Московской области встречаются «тропические джунгли». Этот участок – один из тех. Только вместо пальм и лиан – берёзы, ели и глухой кустарник, так что не видно того, что делается в трёх метрах от тебя.

7 8 8

А вот переход, изначально планируемый от этого места через поля и узкие полосы леса, оказался невозможен в силу их запущенности и обширных зарослей кустарника и борщевика на них. Нам ничего не оставалось делать, как пойти вдоль дороги до деревни Булаково. Это был не самый короткий маршрут, зато он уверенно привел нас к деревне, где мы набрали питьевой воды. Лагерь разбили на берегу небольшого озера, напротив этой деревни. Вечер прошел почти так же, как и в предыдущий день, разве что я для разнообразия пересолил кашу. Зато не пригорела!

Как мы выяснили на следующий день, прямой путь через полигон был недоступен, а обходной добавлял крюк в 5 — 7 километров. Выбора не было, и мы пошли вдоль забора с колючей проволокой. С двух сторон на тропу, по которой шла наша группа, свисали листья борщевика, которые я постоянно боялся зацепить. Скоро колючая проволока кончилась, остались только металлические опоры. За ними, вдоль внутренней линии периметра,  шла асфальтовая дорога, превратившаяся потом в грунтовую, и по ней мы передвигались следующие два часа.

Андрей: Можно было идти и через полигон, но опрос местных жителей в Булаково показал, что нередки случаи перехвата «грибников», так что вместо Малинников мы бы могли оказаться в Красноармейске, где бы нами занимались компетентные органы, и мы решили не искушать судьбу, и пожертвовать расстоянием ради надёжности.

7 8

В конце дороги сильно захромал Паша, да у Дениса ноги от долгой ходьбы тоже болели, отчего скорость нашего передвижения упала. Мы приняли решение довести их до бетонки, где бы они могли сесть на автобус или найти попутку, а я с Андреем  — продолжить пеший путь.

машина

Еще час хода вдоль бетонной автодороги — и вот она, заветная табличка, указывающая поворот на Гремячий ключ — источник преподобного Сергия Радонежского, конечную точку нашего маршрута. До него оставалось около четырех километров. Мы остановились на привал, а когда уже было собрались идти дальше, увидели Пашу и Дениса, добравшихся на попутке до поворота к источнику, что заметно прибавило нам настроения. К тому же, они немного отдохнули и у них появились силы дойти до источника.

7 8

Оставшуюся дорогу прошли без приключений, разве что уже на подходе к источнику мы ожидали сильный дождь, тучи обступили нас со всех сторон… но ничего такого не произошло.

7 8

Вот и он, источник преподобного Сергия! Я поблагодарил его за то, что помог нам сюда добраться. Народу было много, и первым делом мы пошли окунаться. Ох, и холодная тут вода! Разгоряченные после перехода тела это особо остро ощущали. Я подумал-подумал и я и окунулся еще раз, как это было осенью. Вот теперь — здорово!

машина

Мы не спеша оделись и заняли места в беседке для обеда. Как следует подкрепившись, стали собираться в обратный путь, чтобы успеть на транспорт до Сергиева Посада.

7 8

Андрей: На выходе мы стали свидетелями интересной картины. Если у Пушкина в сказке есть кот на дубе, то в Малинниках есть кот на камне, расположенном посреди небольшой речки. Он был, судя по всему, в молитвенном настроении, и на призывы не откликался. Не знаю, был ли он учёнее Пушкинского кота, но наверняка по-своему был просвещён. В его взоре улавливалось неземное спокойствие. Место накладывает отпечаток на животный мир. На дубе – одни кошки, у источника Сергия Радонежского – другие :).

7 8

Остановили автобус прямо посреди дороги, напротив поворота на Гремячий ключ. Водитель был недоволен, и мы чуть позже узнали, почему: буквально в километре находилась его остановка. Лишь в автобусе стали осознавать, что все закончилось, и мы возвращаемся в Москву.

В Перерву мне пришлось идти от платформы Люблино, так как ни одна электричка, из наиболее близких по времени, в Депо не останавливалась. Возможно, так было даже лучше — было время осознать эти три дня, вспомнить приятные и не очень моменты.

 

Поход был действительно весьма насыщенным как по пройденному расстоянию, так и по количеству впечатлений, полученных от него, несмотря на то, что он был всего три дня. Мне сравнивать не с чем, но Андрей охарактеризовал данный поход как «трудный». И действительно, в нем, как мне кажется, нам встретилось большинство препятствий, которые есть в нашей полосе. Много чего можно было бы еще написать, за этот месяц я не раз вспоминал детали похода, но рассказ и так получился очень длинным, а потому остановимся на том, что уже есть. Могу только поблагодарить наших участников, а в особенности – Андрея за это прекрасно проведенное время, и надеюсь, что подобное мероприятие будет не последним.

 

Андрей: благодарен братьям за терпение в нелёгкие минуты нашего путешествия.

Немного больше фотографий приведено в следующем альбоме:

Поездка в Троицкое на 1, 2 мая

1, 2 мая 2014 года состоялась поездка на подворье Николо-Перервинского монастыря в селе Троицкое. Поучаствовали в посадке картошки, для желающих была экскурсия в музей бронетанковой техники в Кубинке, шашлык, а также экскурсия в Саввино-Сторожевский монастырь (г. Звенигород).

Поездка в Можайск и Волоколамск.

Поездка в Можайск и Волоколамск.

 В эту субботу и воскресение состоялась поездка в Можайск и Волоколамск. Что можно сказать? На моей памяти, это одна из лучших поездок, которые у меня были. Нет, конечно, многие Державинцы, наверное, могут тут поспорить со мной, но всё же не каждое путешествие начинается с того, что водители машин в пробке бегают друг к другу за едой? Но лучше всё по порядку! Прошу прощения уж за множество подробностей, но очень уж многие запомнилось. И ещё простите за некоторые добавки от себя.

Где-то в 6:40, с обычным для Державинца опозданием, к моему дому подъехал Рома с Викой на переднем сиденье. Забрав по пути ещё Наташу, мы достигли начального пункта, из которого и начиналось наше паломничество — Николо-Перервинская обитель

Надо отметить, что путешествовали мы на машинах Державинцев. Причём наш «караван» достигал от 2 до 4 машин за всё время поездок! Поэтому сразу отдельное спасибо хочется сказать водителям, которым больше всего, как мне кажется, выпало испытаний. Особенно по борьбе со сном, когда проспал всего 3-4 часа. Во время того, как мы стояли в пробках из машин дачников, так рьяно рвущихся покинуть каменные джунгли Москвы, наша машина решила подкрепиться. Йогурта на всех не хватило, а колбаса, столь милая душе каждого Державинца, лежала в багажнике. Рома не вытерпел. Как только мы в очередной раз проехали пару десятков сантиметров и встали, он выпрыгнул, открыл багажник, достал оттуда нарезку, и бросился обратно. я заметил несколько удивлённых взглядов и думаю, что именно они думали, когда через пару рывков машин вышла Вика и понесла ту самую колбасу в машину Андрея! Этим дело не ограничилось. Через пару минут, пока мы мирно трапезничали, подбежал к нам уже Андрей с вопросом «А хлебушка у вас не найдётся?». Как рассказал потом Коля, после отказала вся Нива Андрея посоветовала ему поискать хлеб в других машинах.

С опозданием на полтора часа мы всё-таки явились в Можайск к Тане, которая согласилась приютить нас на ночь. Но до ночи было далеко, а вот из-за опоздания нам пришлось, к радости экскурсовода, отказаться от экскурсии по городу и пойти осматривать всё самим. Позавтракав, мы пошли осматривать ближайшие церкви города. Времени было в обрез, всё-таки нужно было потом ещё и пообедать, а потом на Бородино. Сначала мы посетили родной храм Тани — храм Иоакима и Анны. Описывать подробно церковь не стану, но нужно сказать, что там мы пропели тропарь, нашли большую икону Петра и Павла(внимание, это только начало!), уникальную икону с изображёнными вместе архангелом Михаилом и Георгием Победоносцем и резной образ Николы Можайского, который стоит почти во всех церквях Можайского района. Сам храм сейчас реставрируется, но как снаружи, так и внутри смотрится он великолепно и очень уютно.

Следующую остановку мы сделали после того, как прошли парочку узких переулочков, выйдя к Можайскому Кремлю. Забегая вперёд, хочется сказать, что Кремль Можайска и Волоколамска меня удивил тем, что… он состоит исключительно из храмов. И, может, келий. По этому можно судить о том, что именно считали сердцем

города его жители до СССР. В Кремле Можайска находится сразу 2 храма. Изначально мы планировали посетить лишь Никольский собор, но к моему великому счастью выяснилось, что второй храм в честь Петра и Павла, до недавнего времени закрытый на реставрацию, был открыт. Пропев там тропарь и величание апостолам, мы смогли насладиться прекрасным звучанием в храме и прекраснейшей росписью. К сожалению, алтарная часть и иконостас не сделаны, но надеюсь, что это временно. Никольский же собор перекликается с нашей зимней поездкой в Быково, где мы видели чудесный храм в псевдо-готическом стиле. Никольский храм выполнен в том же стиле, только вот колокольня сделана сразу на храме, а не отдельно, как это было в Быково. Внутри храма находится копия чудотворного образа святителя Николая Чудотворца «Можайский».

После этого мы вернулись к машинам и отправились в Лужецкий монастырь. Надо отметить, что интересным решением игуменов и игумень монастырей является то, что изначально восстанавливаются верхушки зданий монастыря, что производит впечатление издали. В самом монастыре мы приложились к мощам преподобного Ферапонта Можайского, после чего посетили и окунулись в святом источнике.

Обед. Тут стоит упомянуть лишь то, что гречка оказалась в Державе не столь популярным блюдом, как блины со сгущёнкой, клубникой и сметаной, которые были на завтрак.

После обеда уже 3 машины отправилось в Бородино. И только стоило лишь познакомиться нам с нашим экскурсоводом, как лично я понял, что весь музей с его работниками был чисто православным центром проповеди. Нам показали и выставку, и провели по полю Бородино, а в конце нам провели экскурсию по Спасо-Бородинскому монастырю. В конце экскурсии мы подарили экскурсоводу книгу про Николо-Перервинскую обитель… И тут выяснилось, что Спасо-Бородинский монастырь был построен при прямой помощи нашей дорогой обители! При постройке, игуменья Мария часто брала деньги у нашего монастыря, после чего они их отдавала. После этого короткого рассказа нас покинула Таня, которую уже ждали в её храме в хоре. Там без неё никак, и так певчих нет.

Никак не понимаю, почему я с Ромой, зная, что мы опаздываем на службу, у ворот монастыря повернули в трапезную. А потом ещё и наших девушек туда занесло. Было очень приятно попробовать монастырскую выпечку и хотя бы немного посидеть, дав ногам отдых от беготни, но всё-таки мы дошли до храма. Конечно, не все смогли полностью отстоять службу, но всё-таки мы пробыли на ней до конца. В конце мы подошли взять благословение у игуменьи Серафимы. Я даже смог с ней немного пообщаться после службы. Нужно сказать, что разница между ней и нашим настоятелем разительна, никакой строгости я в ней не почувствовал, но по голосу можно было понять,что благодаря её любви, труду и молитве и держится монастырь. Права, здесь ещё есть вина музей, который до сих пор занимает весомую часть территории монастыря. Перед отъездом в дом Тани мы, по настоянию Ромы, сделали общий снимок с монастырём и нашими машинами.

Был ужин. А после ужина мои товарищи решили поехать купаться. Я и Наташа остались отдыхать. Уж не знаю, что они там творили, но в половине первого меня разбудил Коля с фразой «Петь, вставай, мы тебе молока привезли!». Сам не помню как,

но следующим кадром в голове вырисовывается уже стакан с молоком, мороженое и весёлая компания Державинцев.

Утром мы проснулись от звуков пианино. Играла Таня. Очень оригинальный будильник нужно сказать. Выяснилось, что некоторые не спали до трёх часов ночи, после чего встали ближе к общему подъёму. Пожалев о том, что не удалось пройтись по дому с возгласом «Держава подъём!!!», пришлось умыться и позавтракать. В 7 часов нужно было отправляться в Волоколамск, где мы по плану забирали Настю и ехали на службу в монастырь. По дороге большинство людей спало. Пробудились все слега только от новости, что подруга Тани рожает. По этому поводу прочитали молитвы, могу забежать вперёд и сказать, что родился мальчик, которого хотят теперь назвать Павлом. Ещё проезжали мимо красивейшего Озёрнинское водохранилища. Эти пейзажи нужно видеть, друзья!

Раннюю службу мы отстояли в Иосифо-Волоцком монастыре. Как выяснилось, это был монастырь, куда впервые поехала Держава в паломничество! И нужно сказать, что я понял в тот день почему. На службе к нам присоединился Крылов Иван с отцом, они приехали с дачи, которая находится всего в паре километров.

В Иосифо-Волоцком монастыре я впервые увидел схимонахов. Вернее, схимонахинь. Это было одним из ярчайших впечатлений во время всей поездки, наверное, да и за всё моё присутствие в Державе. Одна схимонахиня была в коляске, но если честно, то было всё-таки ощущение, что рядом богатырь. Мне очень жаль, что я так и не смог подойти и пообщаться хоть с одной из них. Кстати, нужно сказать, что одна схимонахиня была в белой схиме, а другая в красной. Схимы ничем не различаются, просто белая — это русский обычай, а красная схима привезена из Греции. Ещё отличительной чертой монастыря является то, что монастырь-то мужской. И откуда там женская община, нам, к сожалению, не рассказали. Вызывает это у меня удивление из-за того, что монахи и монахини со времён Сергия Радонежского, если не ошибаюсь, не имеют права жить в одном монастыре. Видимо, 1917 год внёс свои коррективы. Я бы с радостью вернулся туда, чтобы побольше узнать об этой ситуации.

В конце службы мы увидели, что некоторые монахи вдруг взяли иконы, хоругви, появился хор… Нам посчастливилось в тот день попасть на крестный ход! Был день памяти Всех Святых, а рядом, менее километра пути, находился скит в честь Всех Святых. После крестного хода, на который пошло очень много народу, был молебен у разрушенного храма и колодца, который в конце освятили. Будем надеяться, что скит в ближайшее время восстановят.

После этого мы подкрепились бесплатной выпечкой и чаем, а после отправились обратно в монастырь, чтобы подкрепиться уже за деньги. Как мне показалось, выбор в трапезной был необычайно скуден, потому я решил просто присесть на лавочку рядом с лавкой, на которой я окинул доступный пейзаж взглядом… Что-то привлекло мой взгляд. Только через несколько секунд я понял, что объект моего внимания стоит около ворот монастыря. Это была табличка. Вглядевшись, я различил лишь 3 слова: «Петра и Павла». Без раздумий бросившись к табличке я смог узнать, что надвратный храм монастыря освящён в честь моих святых покровителей. Тут-то у меня и родилась мысль, что я просто обязан его посетить.

До экскурсии оставалось всего 40 минут, когда Держава решила сделать марш-бросок в деревню Спирово (деревня названа в честь святителя Спиридона Тримифунтского, который в последнее время меня везде преследует) к святому источнику, что при храме в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы.Там Держава разделилась на тех, кому было важнее посетить храм, а кому посетить источник или посидеть около него. Я решил успеть и то, и другое. В храме Ваня показал мне их чудотворный образ Николы Можаского, который, на мой взгляд, оказался даже больше оригинала. С этим образом каждый год проводят крестный ход вокруг храма. И вот уж где он опять нас нашёл! Ведь только из Можайска. Спели перед ним тропарь и величание. После этого я посмотрел ещё несколько икон и бросился к источнику, чтобы восполнить свои запасы воды.

Когда мы вернулись в монастырь, опаздывая на 3 минуты, я в очередной раз утвердился в том, что ни в какие планы мы уже не попадаем, а среди верующих пунктуальность зачастую отсутствует. А всё дело в том, что матушка Людмила, которая проводила у нас экскурсию, сама опоздала минут на пятнадцать. Ну на всё воля Божия, тем более учитывая, что в итоге всё получилось просто замечательно.

Вот не помню я, кто пожаловался на то, что мы не завтракали(два перекуса до этого за трапезу не считается!), но матушка решила срочно это исправить, тем более она сама не успела потрапезничать. Пока она получала благословение на то, чтобы нас покормили остатками еды(«Тут москвичи просят их остатками со стола их покормить» — шутила потом матушка), Юлия успела найти нам несколько бутылочек святой воды, которую мы и пили во время трапезы. Из трапезы могу отметить, что гречка в Перерве вкуснее, а вот рыбное блюдо было выше всяких похвал.

Мы подошли ко входу в древнюю монастырскую трапезную, зашли в здание и остановились у самого входа. Матушка поставила нас всех к стенке, показала на противоположной стене, около потолка, икону Иосифа Волоцкого с фразой «А теперь смотрите и ничего не говорите». Вот честно, я после этой фразы смотрел на икону с полной уверенностью, что сейчас произойдёт хоть какое-то чудо. Но в итоге матушка стала рассказывать житие преподобного Иосифа, где затронули его детство, его великую роль, сравнимую с ролью Сергия Радонежского, в историю России, о ереси жидовствующих… О многом, после чего матушка опомнилась и повела нас к другому месту, где открывался прекрасный вид на монастырь.

Там нам поведали историю о создании Успенского собора и о колокольне, от которой теперь остался лишь первый ярус. Не могу не рассказать историю о том, как её взрывали в советские времена. Было дело во время войны, когда немцы уже были рядом с монастырём. Изначально его хотели сделать одним из центров сопротивления, но потом передумали. В итоге было приказано взорвать самый явный ориентир для врага — колокольню. Вот только приказ был отдан верующему человеку, который решил просто взорвать переходы между ярусами или хотя бы просто разрушить пару верхних этажей. К сожалению, в спешке тот минимум, на который рассчитывали, оказался самым ни на что есть максимумом, от которого колокольня вся и была разрушена. Теперь хотят к 2015 году построить новую, но пока что работы никакой даже не началось.

После мы узнали от матушки Людмилы историю Максима Грека, а после отправились в настенную храм-часовню в его честь. Здесь нам рассказали чудесную историю о том, что Бога не только нужно просить, но и стремиться к тому, что просишь. А так же мне было отказано в посещении храма Петра и Павла, чтобы не возгордился. Однако после того, как матушка показала нам стены, где мы ей вручили книгу о Николо-Перервинской обители, и рассказала о том, как через Свидетелей Иеговы пришла в Апостольскую Церковь, а так же после того, как по окончании экскурсии я поговорил с ней об иконе Божией Матери «Неугасимая Лампада», она вышла с нами попрощаться из келии не только с целой стопкой книг в подарок, но и с ключами от надвратного храма. Радости моей не было конца, когда Державинцы, печально смотря на часы, согласились зайти туда на 5 минут.

И не зря! За всё время путешествия мы впервые увидели Державный образ Божией Матери! По размерам как наш образ в Перерве, хотя написан с оригинала. Там мы пропели тропари и величания Пресвятой Деве и Апостолам.

На прощание матушка нас перекрестила и заявила, что не может взять с нас денег, которые после этой фразы с нашего настояния стали пожертвованием монастырю. Хочется выразить огромную благодарность матушке Людмиле, которая уделила нам столько времени, которая столько всего рассказала нам, провела нас по стольким важным для монастыря местам… Спаси и сохрани, Господи, рабу Твою Людмилу.

После этого мы на всей скорости бросились в центр Волоколамска, в Кремль, на экскурсию. Правда пришлось попрощаться с Крыловыми. Кремль Волоколамска представляет из себя очень интересное сочетание архитектуры храмов и оградки вокруг них. Сам город, по рассказу экскурсовода, который оказался почётным краеведом Волоколамска, раннее был очень значим в России, здесь часто бывали цари и императоры… Да и сам город был основан на 12 лет раньше, чем Москва! Ранее здесь находилось 7 монастырей на 7 холмах, на которых располагается город. Сейчас, если не ошибаюсь, восстанавливают лишь 3 из них, на остальные нет средств. Если честно, было очень больно слышать всё это и видеть, что стало с прежде величественным городом. И хоть выглядит он более населённым, чем Можайск, но всё же очень много нужно восстанавливать.

А ещё в середине экскурсии вдруг указали на постройку, которая находилась, можно сказать, на склоне холма, на котором находится кремль. Выяснилось, что это был храм… в честь святых апостолов Петра и Павла! Нужно было видеть улыбки Державинцев и их взгляды на меня. Вот только храм, к сожалению, был закрыт. В советское время там была поликлиника, а теперь зданием никто не занимается. Даст Господь, сам через пару лет смогу как-нибудь принять участие в его восстановлении, очень хотелось бы.

После мы проехались к памятнику 28 героям-панфиловцам. На этом наша экскурсия закончилось. И тут Рома предложил сняться уже с 3-мя машинами на фоне столь великого памятника! Внимательный читатель сможет понять, что Рома предлагал в Иосифо-Волоцком монастыре сделать фотографию с четырьмя машинами, но Господь распорядился иначе. А фотографии, надеюсь, вы увидите позже.

Далее нам предстояло посетить Ярополец с его усадьбой Гончаровых. Здесь уже экскурсию вела близкая подруга Насти — Ирина, которая просто любила эти места, не

являясь экскурсоводом по ним. Узнав про не самые тёплые отношения между Пушкиным, который всего 2 раза посещал эту усадьбу, и его тёщей, мы полюбовались на необычную архитектуру(а конкретнее — купол) храма Иоанна Предтече и отправились к старой гидроэлектростанции, которая была одной из первых в России. Напомню, что ещё одну первую ГЭС мы видели рядом с Спасо-Преображенским Соловецким монастырём. Обе разрушены. Но об этом позже.

В Яропольце, по дороге к ГЭС, находится в полной разрухе усадьба Чернышевских. А через дорогу просто удивительной красоты Казанский собор. Однако в нынешнем состоянии можно было лишь плакать о том, что сейчас им никто не занимается. Очень жаль, что Пушкин не посетил эту усадьбу, ведь тогда, думаю, восстановили бы её и этот чудеснейший храм. Надеюсь, что смогу этим летом вернуться туда и проникнуть за его стены. Храм, понятное дело, закрыт.

Перед ГЭС находится рукотворный водопад, этакая плотина. Красивейшее зрелище. Однако меня привлекло другое. Пройдя через плотину я заметил старинный фонарь, не рабочий. За ним — ещё. И все они уводили куда-то вдаль. Обернувшись на остальных, я увидел, что фотографирование на фоне водопада в самом разгаре, и решил исследовать дорожку, около которой и шли фонари. Фантазия позволила мне ещё более сгустить темноту, очистить ответвление речки, которое шло рядом с дорожкой, а так же восстановить фонари со светом. Это было великолепнейшее чувство. Однако и ему не было предела, когда я дошёл, как позже выяснилось, до истинной нашей цели — ГЭС. Перед ним, хоть и в запустении, находится прекраснейшая водосистема, которая позволяла создать ответвление, создававшее ещё один водопад и прекрасный прудик с лебедями, а основной её поток уходил с водой уходил к красивому и уютному домику, который и вырабатывал из потока воды электричество. Но это всё в фантазиях и мечтах, на самом же деле всё довольно плачено. Волоколамская земля полна красивейших мест, но все они в запустении.

В Волоколамске мы вынуждены были попрощаться с Настей и Ириной. Огромное им спасибо за отличный день! После мы вернулись в Можайск, провожая таким образом Таню. И вдруг выяснилось, что там нас ждал очень плотный ужин, ведь до Петрова поста оставалось всего 2 часа, а большая часть мяса и молочных продуктов уже на столе! После этого наши дорогие водители слегка подремали и мы собрались в Москву. Огромное спасибо Тане за её гостеприимство, за теплоту, за игру на пианино и за молоко! Храни Господь наших Державинок, которые хоть и далеко от нас, которые не могут быть каждое воскресение с нами, но которые постоянно душой, молитвой и сердцем с нами.

Перед отъездом произошла смена распределения пассажиров, потому возвращался я уже в машине Андрея. В пути мы прочли вечернее правило, Евангелия, а потом постарались просто попеть, чтобы Андрей не уснул в дороге. В конце он нас всех развёз. Вошёл я домой в половине третьего ночи, после чего умылся и с улыбкой лёг спать.

Наверное, в конце стоит сказать, что всё могло сложиться иначе. Будь нас больше, мы бы взяли велосипеды, дядю Мишу и… всё было бы иначе. Но думаю, что тогда что-то бы поменялось. На всё воля Божия! Неисповедимы Его пути. Хотя Маша Васильева смогла бы найти в Иосифо-Волоцком монастыре свой любимый образ Христа. Огромное спасибо всем, кто был в этой поездке!

1

2

3

4

5

 

Лескин Петр

Лагерь на Селигере

Лагерь на Селигере

В период с 13.07.2013 по 20.07.2013 состоялась поездка на Селигер. Состав группы был смешанным:

— из Державы – 8 человек (Павел Бычковский, Алексей Каменев, Иван Крылов, я, Татьяна Беслик, Анастасия Копылова, Татьяна Микерова, Лидия Исамидинова);

— два моих сына (Илья и Александр);

— перервинский преподаватель самбо – Пётр Юрьевич;

— группа из 4 детей воскресной школы (Артём, Артём, Вячеслав, Егор).

Всего – 15 человек. Четверо из них уехали на четвёртый день в связи с необходимостью выхода на работу.

Участники были размещены в четырёх жилых палатках: одна (4 места) – женская, другая (4 места) – мужская державинская, третья (трёхместная уменьшенная) – я со своими ребятами (Илья, Саша), четвёртая – палатка Петра Юрьевича, в которой размещались остальные четверо детей, ехавших с ним.

По факту доля затрат, приходящаяся на каждого члена группы, составила 4900 руб. (по плановой калькуляции предполагалось 7000 руб). Подробные расшифровки разосланы участникам лагеря.

Пётр Юрьевич и Татьяна Беслик написали очень подробные рассказы о поездке, так что по описанию событий мне нечего к ним добавить. Привожу эти рассказы далее. Пётр Юрьевич был ответсвенным за ведение дневника на заключительном этапе (после отъезда Татьяны Микеровой), поэтому его отчёт содержит наибольшее количество сведений по событиям за всю продолжительность поездки. Я же остановлюсь лишь на некоторых моментах, которые задели душу.

Во-первых, хотелось бы выразить благодарность о. Сергию, который предоставил нам гораздо более того, что я ожидал, ничего за это не требуя. В нашем распоряжении были и укрытие, и газ, и электроэнергия, телевизор с плеером, который мы использовали для показа учебных фильмов в ненастную погоду. Была даже бочка с бензином. Короче говоря – весь лагерь в нашем распоряжении. Приглашал нас батюшка и на общую трапезу прихожан в воскресенье, и свежим коровьим молоком поил. Когда в день отъезда мы с Пашей (бухгалтером) подошли и попытались отдать условленную между нами сумму, о. Сергий ничего не принял, а предложил, если мы хотим, опустить деньги в соответствующий ящик в храме, что мы и сделали незамедлительно. Хотя, то, что мы предлагали – это по нашим расчётам законная компенсация затрат, которые о. Сергий понёс в связи с нашим приездом. Но мы в свою очередь сделали всё, чтобы его «в минусе» не оставить. Спаси Господи.

Хочу поблагодарить нашего водителя – Михаила Лихачёва, который нещадно разбивая подвеску личного микроавтобуса на селигерских грунтовых дорогах осуществлял транспортное обеспечение. Ничего, кроме платы за горючее, он не взял (вопреки моим предложениям), отдав нам два дня своего свободного времени и неизвестную часть ресурса автобуса – посещение автомастерской скрыто от наших глаз…

Помолитесь за спасение этих людей, как за благодетелей, чтобы Бог воздал им за их доброту и жертвенность так, как мы бы не смогли.

Хотел поблагодарить Олю Антоненко, которая хотя в силу занятости на работе поехать и не смогла, но участвовала в подготовке лагеря – шила полотнища, полотенца, мешки для якорей укрытия, и другую кухонную утварь. Спаси Господи – всё это пригодилось, и пригодится ещё. Слава Богу, что у нас есть свои рукодельницы.

Хотел бы поблагодарить также наших девушек: Татьяну Беслик, Татьяну Микерову, Анастасию Копылову, Лидию Исамидинову, которые несмотря на свой ранний отъезд (Татьяна, Татьяна, Настя) инициативно взяли на себя два внеочередных дежурства и вместе готовили еду, накрывали на стол, мыли посуду после трапезы. И всё это выполнили «на высшем уровне». Настоящие хозяйки. Все помнят и блины, и черничный йогурт, и многое другое. Я уже хотел звонить их начальникам на работу, чтобы их отпустили до конца лагеря J.

Отдельно хочу поблагодарить Лиду, которой выпала доля после отъезда девушек остаться одной в нашем «суровом» коллективе. Она также продолжала тихо и неотступно, по своей инициативе нести служение на трапезе, помогая дежурным, а также дежуря самостоятельно. Потом в дополнение к этому я попросил её взять на себя планирование нашего питания – определять конкретные количества продуктов, которые необходимо приготовить на каждый приём пищи, вести учёт, с чем Лида также аккуратно и успешно справлялась, совмещая вновь родившуюся должность «ответственный за питание» со своей «штатной» должностью санинструктора. А тем временем дети «калечились» периодически, да и взрослые тоже старались не отставать. Спаси Господи, Лида!

И вообще, считаю, что мы в целом хорошо сработались. Первые пару дней как-то нескладно было, а потом всё наладилось. Только жалко, что как в ритм вошли, так скоро после этого уезжать пришлось. В день отъезда было чувство, что только вчера приехали. Поэтому, испытываю чувство благодарности ко всем членам Державы и к Петру Юрьевичу, бывшему ответственным за детскую часть коллектива. Дети, конечно, отяжелили нас, но Бог с нас не снимал долга поддерживать старших в немощи и подтягивать подрастающих. Наступит время, может быть, они нас поведут в храм, поддерживая за руку. Считаю, что ребятам всё это пошло на пользу, так как взрослая часть была достойным примером, и что-то им передала. Заметьте, что они стали добровольно втягиваться в чтение правила, помогали в дежурстве, учились вязать узлы, и другое. Мой сын Илья как-то удивил меня, сказав, что ему понравилось читать правило совместно – когда все читают по-очереди, и что когда читал кто-то один – это было скучно и не понятно. Так что, послужили вы хорошему делу, спаси Господи за терпение!

Как видите, лагерь был организован и проведён совместными усилиями, с Божьей помощью. За поездку я убедился, что в нашей организации есть костяк, способный в полной мере справляться с задачами жизнеобеспечения в автономном лагере. Слава Богу, что у тех, кто ещё не уверенно чувствует себя в этих вопросах, есть возможность присоединиться и научиться у своих братьев и сестёр, которые, я уверен, с любовью поделятся своими знаниями и умениями в силу своего христианского долга.

Мне кажется, что уметь быть максимально автономным – очень важно христианам в наше время, так как повышенная материальная зависимость от чуждой христианскому духу культуры будет причиной зависимости культурной, а та – обусловит зависимость духовную. Пользование любыми благами «со стороны» всегда приводит к управляемости со стороны системы, откуда эти блага получаются. Сегодня система к нам «благосклонна». Но будет ли это во веки веков? Абсолютная автономность – не реальна. Но хотя бы летом отделиться от промывания мозгов окружающим нас информационным потоком, и иметь возможность пожить изолированно христианской общиной – это реальность.

 А с детьми мне запомнился один эпизод. В день приезда подходит ко мне Илья и спрашивает: «Можно мы резиновую лодку надуем»? Я разрешил – лодка лежала в салоне машины, и дети вполне могли с ней справиться. Через некоторое время выхожу – и вижу, что на верхнем багажнике машины ничего нет, а дети на земле развязывают упаковку байдарки. Оказывается – Илья перепутал байдарку с лодкой. Спрашиваю: кто вам разгрузил машину? Сами!

машина

Вот, что может сделать группа 12-ти летних мотивированных мужичков – было бы желание. Как это выглядело, мне трудно представить, но на следственный эксперимент я не решился. Разгрузили без потерь личного состава – и слава Богу.

А вот эта личность заслуживает отдельного внимания:

Котенок

Она обладала не заурядным любопытством и свойственной кошачьей молодости подвижностью и бравостью, что позволяло ей оказываться одновременно в двух, а иногда и в трёх местах. Хвостатая отвоёвывала себе место во всех сферах жизни нашего

лагеря: забиралась под запасное колесо моей машины, скрывалась под днищем автомобиля — где-то на заднем мосту, видимо инспектируя состояние подвески. Забиралась в палатки, как танк урчала на спальном мешке, лазала по крышам и стенам палаток. Естественно, не обходила и кухонный стол во время трапезы. Однажды во время молитвенного правила предпринимала фанатичные попытки прорваться в алтарь, вызывая неизмеримую радость детского состава группы. С первого раза штурм алтаря был остановлен Пашей, который выпроводил рыжее создание из храма-палатки. Через минуту, сделав «поправку на ветер» и прижав уши, кошка быстрой, крадущейся походкой вновь перешла в наступление. Потом неумолимо последовала третья, четвёртая попытка… Как будто у неё там было какое-то важное и ответственное послушание. И каждый раз кто-то из державинцев лазал доставать её из алтаря. Дети были в восторге, а взрослым было о чём подумать во время молитвы. Позднее о. Сергий нам пояснил, что это специально аттестованная алтарная кошка, и присутствовать в алтаре во время молитвы – её законное право. А я-то думал: откуда у неё такое упорство? Может, она несла боевое дежурство по охране рубежей храма от мышей? Ну и конечно же, не обошлось без её участия и при отправлении на байдарках. Познавательная деятельность распространялась и на каждый новый предмет, появляющийся на кухне, появление которого каким-то непостижимым образом чувствовала кошка, и тут же оказывалась где надо – для выполнения таможенного осмотра груза с тщательным обнюхиванием.

Котенок 2

Мне даже интересно: что в итоге получится из этой кошки? Это будет кот-энциклопедист.

Котенок 3

А вы думаете легко с такой активной жизненной позицией сохранить глаз не подбитым?

А вот ещё одна незаурядная личность – конь с позывным «Пегас»:

Пегас

Он, выступая ведущим инициатором культурной революции на Селигере, опроверг бывшую незыблемым правилом пословицу «… коню в зубы не смотрят». Под твёрдой рукой хозяина был примерным конём, катал детей и взрослых, чем завоевал безупречную репутацию. Но, в отсутствие хозяина, стоя на привязи, изредка удивлял некоторыми выпадами. Однажды Саша сидит какой-то грустный – оказывается, его конь за живот цапнул. Тут он сам, конечно, виноват – его предупреждали, чтоб к коню не подходил. Конь воспитательную функцию выполнил. Хорошо, что не превысил «необходимую меру», могло быть хуже.

Переговоры

Однажды во время утренней пробежки Пегас попытался нас атаковать: видимо, принял колонну бегунов за учебную движущуюся цель. Взрослые как-то успели убежать вдоль дороги за пределы «радиуса действия» (привязи), а вот Саше пришлось перенести повышенное морально-психологическое воздействие. Он вступил на участок дороги, перекрываемый конём, последним, и конь, видимо приняв его за крупную полевую мышь, пошёл «в лобовую». Совместными усилиями атака была отбита. К сожалению, упрямому конскому характеру нужна твёрдая рука – с ним не расслабишься. Посему и до сих пор действует старая римская поговорка: «Хочешь мира – готовься к войне», и будет действовать в этом мире до кончины века.

А в остальном – был примерным конём, достойно исполняя свой лошадиный долг.

Саша и Пегас

Практика организации питания показала, что необходимо ввести должность «ответственный за питание» — это должен быть постоянный человек, который знает, как спланировать рацион, умеет готовить. Всё-таки планировать и готовить питание – это не дрова рубить, это «высокотехнологический» процесс, и для него нужен грамотный, постоянный человек.

Он должен:

— составлять меню;

— выполнять расчёт расхода продуктов (конкретные количества продуктов на каждый приём пищи, которые необходимо брать дежурным);

— контролировать остаток продуктов;

— при необходимости научить дежурных готовить;

— в ключевых моментах контролировать работу дежурных при приготовлении пищи.

Сам он готовить ничего не должен, а выполняет роль расчётчика и инструктора.

Полагаю, что эта должность хорошо сочетается с должностью санинструктора, поэтому оба эти служения может нести один и тот же человек, имеющий отношение к медицине.

Во второй половине нашего путешествия оба эти направления взяла на себя Лида, и с успехом справилась со всеми задачами.

Другие аспекты нашей жизни очень хорошо описала Татьяна Беслик в своём рассказе «По водам Селигера», так что мне от себя нечего добавить. Привожу его ниже. Недосказанное поможет увидеть набор фотографий и видеоролик. Всё в совокупности создаст достаточно точное представление о том, что было в лагере.

Рассказ Татьяны дополню только своей «ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЙ», почему мы сбились с курса на обратном пути, это будет полезно. Уже приближаясь к лагерю, я почувствовал уверенность, что смогу дальше двигаться без компаса, опираясь только на визуальные ориентиры – острова. Компас убрал в карман. А между тем, при взгляде с воды острова были очень похожи друг на друга, так что не контролируя направление движения, я незаметно для себя ушёл не в тот «рукав». Ошибку узнали, когда перед взором стали открываться виды, явно не соответствующие месту, где был лагерь. Вернувшись немного назад (всего потеряли около 30 мин), восстановили ориентировку, и сверяя путь по компасу, прибыли в лагерь. Вот так моё игнорирование того правила, что нужно проверять ориентировку по нескольким независимым источникам, заставило всю группу затратить лишнее время и силы. Учитесь на чужих ошибках. Говорят, то же бывает и в духовной жизни.

Далее – привожу рассказ Татьяны и отчёт Петра Юрьевича.

По водам Селигера

Татьяна Беслик

Дорогие наши державинцы! Вот и пришло время осветить одну из самых уникальных и незабываемых наших поездок. Как бы хотелось, чтобы вы хоть мысленно прикоснулись к той незабываемой атмосфере искрящейся на солнышке глади селигерских вод, потрясающих закатов, пылающих ярко-фиолетовыми, сиренево-розовыми красками, вдохнули чистейшего воздуха необыкновенно красивых сосновых боров и полакомились преизобильными черничными ягодками…

Начну вести своё повествование с вечера пятницы, именно тогда началось моё путешествие… из Можайска в Волоколамск. Отпросилась с работы пораньше в надежде поспать на дорожку, чего сделать так и не получилось… Волнение перед дальней дорогой заставляло сердце биться чаще, и практически начало вызывать судороги рук=) Поэтому я решила не откладывать свой отъезд и двинулась в путь. Молитвами державинцев мой путь был проделан с удивительной лёгкостью, под гениальные звуки

Моцарта, что заставляло сердце по-особенному реагировать на проплывающие мимо русские пейзажи.

В Волоколамске меня встретила Настя и вечер у нас прошел в тепле и уюте, согреваемый заботами хлопотливой Настиной матушки.

Подъём был ранний, в 7 утра. Умылись, помолились, позавтракали, загрузили вещи в машину и в путь. На автостанции встретились с ребятами. И решили остановиться неподалеку на завтрак.

132

Самое интересное началось уже после завтрака.

Путь на Селигер стал для меня настоящим подвигом. Он занял около 8 часов. Вскоре к нам в машину подсел ещё Алексей. И вот попытаюсь перечислить чем мы занимались в нашем тесном кругу столько времени=) Началось всё по-Божьему, с молитвы. Читали Евангелие и Апостол. Потом родился горячий диалог о предназначении женщины (было очень интересно поговорить на эту тему с мужчиной). Когда язык приустал, переключились на всё того же гениального Моцарта, прослушав несколько полноценных концертов. Потом попытались, по просьбам «трудящихся», прикоснуться к тайне знаменного распева и древней церковной музыки в исполнении замечательного московского ансамбля «Мелосъ». Ребята дружно уснули через пять минут, а я с улыбкой наблюдала за их спокойными, мирными лицами. Когда ребята проснулись, решили пополнить духовную сокровищницу поучениями Святителя Игнатия Брянчанинова. Когда подъезжали к озеру, подсели девчата и затянули песни из нашего сборника. Мне кажется, я что-то ещё упустила, потому что всего мне уже не упомнить. Я научилась водить машину левой ногой, т.к. правая у меня затекла окончательно через часов 6 пути. Короче было весело, т.к. рядом были хорошие друзья…

Ура! Мы приехали. Наконец эта мысль смогла материализоваться в жизнь. Радости не было конца. Пошатываясь, мы выползли из машин и стали обустраивать лагерь. Нас встретил замечательный батюшка о. Сергий с матушкой Анастасией и своими пятью детьми мал мала меньше. Что особенно запомнилось мне в этот вечер – так эта сказочный полет на Пегасе к источнику воды живой.1 2

Этот чудо-родник соорудил сам батюшка, углубив обработанный ствол от липы на полтора метра в землю. Копали родник зимой, т.к летом вода слишком быстро набегала, мешая работе. На пути к роднику у нас случайно выпала 5-литровая бутыль и Сашенька как настоящий герой кинулся с повозки спасать потерю. Батюшка решив проучить проказника за самовольничество припустил лошадку. Саша летел за нами добрых полкилометра со счастливой улыбкой на устах. Видимо ему так понравилось бегать кросс, что он стал сам искать повода: вдруг ему понадобился желтый цветочек пижмы…а то блокнот потерял. Когда я попыталась его поругать за хулиганство, он сказал удивительную вещь: «У меня детство, мне можно. Когда ещё, если не сейчас!». Устами младенца глаголет истина. Сразу захотелось вернуть беззаботные детские годы.

родник

В этот день была первая общая трапеза, первая общая молитва. И мы мирно отошли ко сну.

1

Подъем был ранний. Сама природа готовилась к Литургии. Было солнечно, тепло и благодать Божья пребывала на том месте. Нас несколько человек благословили помочь на клиросе. Особенно запомнилась уникальная атмосфера Богослужения… Было ощущение, что к нам пришел детский сад=) Детей было так много, что они ползали везде, под клиросом, на клиросе, перед царскими вратами. То падали и плакали, то смеялись… запутывались в ногах добрых матушек и спотыкались об аналой, и снова падали и плакали… Незабываемый опыт. Как трудно всё-таки быть матушкой, подумали многие. Петь успевай, ноты вовремя раскладывать и ещё детишек своих утешать. Но плоды радости сердечной много больше всех этих забот.

На трапезе гости батюшки нас накормили полноценным и очень вкусным обедом. Главным блюдом были котлеты из оленины и кабана, добытых охотниками в местных лесах. А после плотного кушанья мы отправились в лес по ягоды-грибы.

Как же бесподобен Селигерский лес. Удивительно чистый, светлый и уютный. Сколько же там черники (мы общими усилиями собрали литра 3 этой чудо-ягоды). Правда грибов пока нет, может не сезон. Нашли один белый гриб, маленький (потом пустили его для запаху в макароны). А когда выбирались из леса, наткнулись на первого здешнего обитателя – черную гадюку. Обступили её со всех сторон и изучали. Про памятку как-то все позабыли, даже сам её автор=) Но встреча закончилась благополучно и для нас и для неё.

2

1 2

В этот день мы приготовили праздничный ужин, украшением которого стали блины с черникой, залитой йогуртом. Удивительное лакомство! Пальчики оближешь=)

4

После ужина Андрей с детьми занялся сбором байдарок для приближающегося путешествия. Остальные дети ловили рыбу: я была приятно удивлена их мастерству и таланту. Умудрялись поймать рыбу на палку с леской и крючком. С такими маленькими мужчинами с голоду точно не умрешь. Все купались. Так прошёл ещё один день.

лодки

Самое интересное началось в понедельник утром. Я впервые узнала, что буду грести вёслами. Не умела и раньше никогда этим не занималась, боялась подвести ребят. Но с Божьей помощью, с молитвой и песнями трёхчасовой путь по удивительной красоты озеру был преодолен. По пути мы самую малость сбились с курса. Но быстро сообразили куда плыть. Наш путь проходил по маленькому каналу, разделяющему остров на две половины. Чуть позже от монаха мы узнали, что эту копанку прорыли своими силами монахи в самой узкой части острова для того, чтобы сократить путь паломникам к монастырю. Ту красоту, в которую мы погрузились, как только отчалили от берегов, и лицезрели на протяжении всего пути трудно передать словами. Это нужно один раз пережить.

1 2 3

Вот мы и добрались до Ниловой пустыни. Слава Богу за всё! За Его благую помощь, укрепляющую наши силы духовные и телесные. Мы причалили к берегу, оставили байдарки и пошли в монастырь. Первое зрелище, которое бросилось в глаза и ввело в состояние ступора – молодой парень в солнечных очках… и черной юбке, исполненный чувства собственного достоинства, бодро шагающий по набережной. При входе на территорию монастыря количество братии «аля-шотландия» увеличилось в геометрической прогрессии. Вот в наших храмах всё девушек шпыняют за несоответствующий вид – то в брюках придут, то без платка. Наконец и дорогим мужчинам досталось. Только загадкой осталось то, почему же они такое удовольствие получают от ношения атрибутов женского гардероба?! Лёша долго сокрушался, почему он шорты не одел, его бы тоже тогда одарили монастырской юбкой. Я предлагала ему свою, шифоновую молочную, но видимо среди мужчин светлые струящиеся ткани не котируются.

У нас получилась маленькая заминка с монастырской трапезой. Послушник Иосиф как истинный бизнесмен, пытался «разрулить» все наши проблемы, названивая по сотовому своим братьям. Наверное, во всех монастырях в трапезной несут послушания люди особенного склада. Сразу вспомнилась Оптина. Трапезу пришлось отложить, и нас отправили на экскурсию.

И здесь мы приблизились к самой духовно-значимой встрече за эти дни. Это был монах, иеродиакон Иоанн. Это был человек, от которого веяло удивительным спокойствием. Каждый жест, каждое слово, глубокий задумчивый взгляд…весь его образ свидетельствовал о мире души, который изливался потоками на нас, успокаивая наше постоянно пребывающее в суете мирской сердце. Он останавливался на берегу…смотрел вдаль…как будто ему было открыто нечто большее, чем мы могли увидеть. Будто созерцал Божественную красоту. Молчал. И начинал свое тихое повествование.

Он рассказывал об истории пустыни, о житии Преподобного Нила. Когда преподобный Нил прибыл на остров, где ему было открыто место его подвигов, он посмотрел кругом и возблагодарил Бога от всего сердца, созерцая удивительную красоту того места, куда привел его Божий промысел. А места там, действительно, пропитаны дыханием Божьей любви.

На трапезу мы всё-таки попали. Скажу, что было очень вкусно (уха, винегрет, пшенная каша, жареная мойва, домашний хлеб и печенье, чай).

А потом поспешили в монастырь, в надежде попасть хоть на кусочек акафиста. Пристроились к старенькому монаху, который что-то неразборчиво читал перед мощами. Долго пытались понять, где он сейчас находится. Оказалось, он читал 13 кондак. Расстройство было написано на наших лицах. Ну попытались всё-таки ему подпеть. Как только он услышал наши скромные попытки – обернулся, окинул нас удивленным взглядом. Спросил: «Будете петь?». Мы кивнули. И тут он сразу приободрился, почувствовалась сила в голосе, дух молодости снова заиграл в его душе. Оказалось, за акафистом сразу последовал молебен с чтением записок о здравии, коих накопилось так много, что мы добрые минут 30 пели «Господи помилуй». Затем он стал давать записки и нашим ребятам почитать. Поругался, что люди стали неразборчиво и мелко писать имена, ничего не поймешь (мотайте на ус). Спели величание. Он

обернулся к нам и с нескрываемой радостью стал интересоваться, откуда мы и кто такие. Оказалось, он сам из Люберцев, а его племянник учится на 4-м курсе Николо-Перервинской семинарии! Вот это совпадение! Слава Богу за эту добрую встречу.

купол

Побывали на самой высокой колокольне за всю историю моей маленькой жизни. Красотища необыкновенная! И потихоньку отправились в обратный путь.

На обратном пути немного сбились с курса и уплыли дальше поворота на место дислокации нашего лагеря. Но с Божьей помощью всё-таки вернулись домой. В этот день был незабываемый закат. Лучи заходящего солнышка волшебными красками расписали небосвод, который отражался в покоящихся водах величественного Селигера.

1 2

 Последний день моего пребывания в лагере. Наконец-то выпала возможность потрудиться. Все дружно после завтрака пошли помогать приводить в порядок территорию разрушенного в советское время Троицкого храма, который батюшка пытается в перспективе восстановить и возобновить в нём церковную молитву. Ребятам было поручено облагородить могилку, покоящейся там рабы Божьей Амосовой Надежды Ивановны (кто она такая, я спросить не успела, к сожалению). А девушки сражались в человеческий рост травой не на жизнь, а на смерть. Фотографии храма вы увидите. В каком плачевном состоянии он находится сейчас.

После обеда мы пошли помолиться в наш храм перед отъездом. Решили спеть акафист Пр. Нилу Столобенскому. Ребята удивительно слажено пели незнакомый текст, что меня очень сильно удивило. Через 5 минут после пения акафиста я потеряла ключи от машины. К кармане куртки оказалась маленькая дырочка. Видимо кто-то не хотел нас отпускать. У меня появилась уверенность, которая меня слегка испугала, что мы останемся на озере. Других мыслей просто не было. Но спустя несколько минут ключи нашлись в песке на пляже. Уф! Слава Богу! Ребята нас проводили, было грустно…

Обратный путь до Можайска мы проехали всего за 6 часов. Ещё раз упомяну у удивительной силе молитвы наших дорогих державинцев и благом заступничестве Пр. Нила Столобенского. Спаси Господи вас всех!

Моё путешествие, как и рассказ подошли к концу. Могу много говорить ещё о поездке, но всего не скажешь. Теперь передаю эстафетную палочку в повествовании тем ребятам, которые остались на озере ещё на 4 дня… До свидания, Перерва, до свидания, Держава… 

Селигер 13-20 июля 2013

Смехов Петр Юрьевич

ОТЧЕТ

Знаменитое озеро Селигер, что означает «большая вода», представляет собой геометрическую фигуру, образованную как бы выплеснутой могучей рукой на землю массой воды, растекшейся в огромную кляксу.

И вот посередине этой кляксы на узеньком перешейке мы и оказались. Сразу возник приятнейший сюрпризец. Оказалось, что комары и овода, тучи которых нас преследовали только что в лесу, на перешейке ис-чез-ли… совсем!

День первый, суббота.

Отъезд — Прибытие — Постановка лагеря.

Сразу началось активное купание.

По сравнению с другими озерными системами в Карелии или Архангельщине, озеро Селигер находится в средней полосе и поэтому оно теплое.

Вода чистая.

Берега покрыты лиственным и сосновым лесом.

По вечерам однако на нашем перешейке обычно поднимался ветер.

Световой день длиннее московского.

Ещё одним очень хорошим сюрпризом оказались две огромные предоставленные нам палатки, в которых можно было готовить еду, притом на газовой плите. Питание наше в дальнейшем было организовано по-походному и не слишком замороченно. Варилась каша или картофельная толкушка, иногда суп. Заправлялось варево тушенкой и смесью жареного лука с морковью. Иногда варилась сладкая каша на сгущеном молоке. На пост были рыбные консервы. Имелся большой запас отличных шоколадных конфет и… жёлтенькие витаминки.

Народу нравилось также грызть очищенные красные корнеплоды.

Постановка лагеря несомненно приятное занятие.
Для детской группы была натянута большая шатровая капроновая палатка «Зима» белого цвета образца 80-х годов прошлого века. К сожалению, на неё не оказалось тента, поэтому в сильный дождь палатка потом у нас промокла. Но зато была она очень просторной и светлой. И вот мы добрались, обустроились, поели, искупались, и теперь можно спокойно соображать. Необходимо также продолжить изучение «Должностные инструкции», которые уже вывешены на стенде.

Ну так что?

Поездка на Селигер планировалась в «Державе» давно. Как известно, державинцы вообще любят путешествовать по красивым местам, природным и церковным. На Селигере же оказался служащим священником выпускник Перервинской семинарии отец Сергий с большим к данному моменту семейством. Конечно же грех было к нему не поехать. Однако поездка — это дело всегда сложное, поэтому в итоге взрослых путешественников набралось всего восемь, из которых четверым пришлось скоро уезжать. Ответственность за мероприятие принял на себя неутомимый Андрей Балашов, который к данному моменту уже несколько таких поездок провел. Действовал Андрей Андреевич от начала до конца энергично, чётко и основательно (включая подготовку нормативной документации).

Вот только сроки путешествия по разным причинам пришлось сократить до одной недели.

Идея присоединения детской составляющей из состава Воскресной школы возникла по просьбам родительской общественности. По плану там предусмотрен детский лагерь в селе Троицкое. Все эти ребята там уже побывали. Лагерь капитальный, очень основательно организованный. Однако дело в том, что он больше подходит для маленького возраста, там все же скучновато для подростков. И нету в Троицком настоящего природного раздолья что-ли.

Поэтому у родителей и возникло понятное желание устроить своим подросшим чадам что-нибудь такое экстремально-воспитательное на лоне природы, и тут уже пришлось подключаться автору этих строк. Державинцы — спасибо им — согласились принять нас и впоследствии постоянно оказывали содействие. Подчас им самим это было в ущерб, но… но без нас и им было бы скучно.

Дело сие благое, поскольку речь идет не просто о детях, а о наших воскресниках, т.е. патентованно-православных так сказать детях. Приключения с ними начались немедленно, но первую ночь мы однако пережили.

В день отъезда было прекрасное теплое утро. Со всех перервинских клумб доносилось благоухание цветов. В вышине раздавалось мелодичное чириканье особей из семейства воробьиных отряда позвоночных. Тёмный монумент отца обители молчаливо взирал на нас — расслабленных людишек XXI века. Но что поделаешь — нам так Господь управил.

Что делать с избытком сил детских организмов? Машина опаздывает. Нас спасла основательная физзарядка с пробежкой в гору. И вот появилась машина. Это оказался комфортабельный микроавтобус с опытным водителем — дядей Мишей. Лучше бы это был ГАЗ-66 с железными сиденьями — подумал я, как только это увидел.

Дорога заняла около девяти часов и особенно интересного, если не считать беспрерывного детского баловства, она не представляла. При этом шалунов пришлось отсаживать с головных сидений, дабы не был нанесен вред водителю, и вообще не орали человеку в ухо. Пришлось также все время следить за мелкими деталями оборудования красивого салона, сохранность которых вызывала большие опасения. Впереди шла перегруженная машина Андрея. Водители конечно устали. Когда перед самым озером мы съехали с асфальта и начали мелко-мелко трястись по гравию,

подумалось: доедем ли? Однако синтоистская и лютеранская, сиречь японская и германская автотехника не подвела.

Можно ещё отметить, что при выезде из Москвы мы оказались под огромными следами воздушных хемиотрасс (химтрейлы) с разной степенью, в зависимости от времени их постановки, размытости, сопровождавшими нас еще несколько часов.

Ну так что ещё?

Познакомились мы с отцом Сергием и его семейством, однако бегло. Батюшка оказался не слишком словоохотливым. Оказался он улыбчивым человеком богатырского телосложения со светлыми глазами и волосами до плеч. Знакомились же мы в присутствии серой масти коня, который у них, как в старое время, для всего. Поэтому я даже не сразу сообразил, что возчик это и есть священник. Для нас батюшка привёз сразу же на телеге запас чистейшей воды из родника.

Семейство батюшки обитало в строительной бытовке-вагончике, напротив которого лужайка и детская песочница. Под соснами две стационарные палатки-тенты, дощатые столы, наших несколько палаток, длинный помост через низину. Деревянное приспособление для посадки на коня неумелых очевидно туристов. Хорошая повозка небольшая на резиновом ходу. Далее низина с камышом, за ней песчаный пляжик, сосновый пригорок. За ними храм палаточного типа. Дальше луга и леса. В стороне окраина тихого посёлка. Дорога грунтовая, песок. По дороге дальше за наш лагерь начинается лес, дальше пригорок и кладбище на нём. За ним разрушенный храм. Дальше лес и лес. Несколько брошенных домов. Вот такая наша ближайшая округа. По обеим сторонам Селигер. Июль месяц. Солнце. Очень красиво. Жизнь удалась!

Вечером приступили мы к чтению Правила, которое с этого момента стало регулярным. Читали также главу Евангелия. И ребята читали молитву по соглашению с поминанием всей Державы.

Расслабляться однако было рано.

Фонтанирование детской энергии ещё не закончилось, а направление мозгов ещё не выстроилось в требуемом направлении. Одним словом, нам предстояло пережить вторую ночь…

Накупавшись, набегавшись с удочками, накатавшись на телеге, поужинав и… не чувствуя за день ни малейшей усталости, детвора оказалась поставлена перед необходимостью отправляться на ночлег в палатку. Ещё не стемнело, поскольку световой день, как мы отметили, здесь длиннее. Собравшись вместе в небольшом пространстве палатки, которое в тот момент им явно пришлось по душе, вся компания приступила к своему излюбленному занятию — громко и бессвязно галдеть все вместе на тему просто так. Начался психологический, так сказать, поединок, продолжавшийся в лежачем, сидячем и стоячем положении. Поставить точку удалось только после того, как меня осенила спасительная мысль — кросс, вот что нам сейчас нужно! Последовало вытряхивание из палатки, построение, пробежка, потеря и поиск тапок, сбор и залезание обратно в палатку, упаковка в мешки. Всё это сопровождалось рукоприкладством. Затем около получаса пришлось провести в сидячем положении, немедленно прибегая к рукоприкладству всякий раз, когда кто-либо начинал активно шевелиться или раскрывать ротовой отдел. Наконец всё точно стихло, и я рухнул на коврик. Времени было третий час. Однако среди ночи откуда-то показалась одинокая

фигура, молчаливо бродящая кругами по палатке вдоль белых стен в поисках выхода наружу, а может и просто так. Палатка-то шатровая о десяти гранях, круглая фактически. Не исключено, что имел место лунатизм, я не стал это выяснять. Главное, чтобы тихо.

Из «Должностных инструкций» удалось пока реализовать только пункт о необходимости приготовлении как таковой горячей пищи с её раздачей и последующим мытьем котла.

День второй, воскресенье.

Литургия — отдых.

Подъем детской группы прошел своевременно, хотя не без рукоприкладства конечно. Однако настроение ребят казалось бодрым. Значит ситуация переломлена, бунта удалось избежать. Взаимоотношения перешли в спокойную фазу. С этого момента наверное можно и считать, что конь был объезжен. Дальше на нем надо правильно ехать.

Правило.

В детской группе вопрос с Правилом конечно тонкий. Здесь не надо пускать на самотек, тогда ничего не получится совсем. Но и не надо перегибать палку. Изнывание во время чтения Правила — не самое лучшее, что может быть. Отделяться от взрослых было однозначно нельзя, но думалось, что для детей надо сократить. Однако получилось хорошо. Ребята выдерживали с нами все Правило. Некоторые даже принимали участие в чтении.

Сегодня воскресенье.

Воскресенье — это значит Божественная Литургия. Русская православная церковь тем и хороша, что от края и до края, от моря и до моря народ в едино время приходит на Литургию, и эта Литургия едина. С тех пор, как после разрушения Советского строя большая часть русских людей оказалась атомизирована, Божественную Литургию можно считать по меньшей мере тем якорем, встав на который мы, русские, снова можем собраться как единая сила. Ну а по большей мере Господь от верных конечно не отвернётся. Поэтому попробуем быть верными в мелочах.

Храм отца Сергия по конструкции можно отнести к разряду «быстровозводимых сооружений». Такие мне приходилось видеть только в кино. Это не палаточный потому, что имеется фундамент и достаточно сложная металлоконструкция-каркас. Кроме того, никакую палатку невозможно так качественно натянуть. Стены из рулонного материала, но не ткань. Съемные оконные конструкции. Стационарная пластиковая дверная коробка. Отличный деревянный пол. Иконостас, алтарная часть — всё на месте. Очень уютно, светло, просторно. Есть даже скамейки.

Начал прибывать народ — да тут в лесу оказывается община! Ну а «Держава», оказавшись в храме, сумела из своих рядов даже составить небольшой хор, поступивший под управление молоденькой регентши, мамы двух малышей. Раньше я почему-то полагал, ошибочно, что регент церковного хора — это тот, кто знает хорошо гласы, аккорды, имеет образование, способен управлять хором, чутко слышит и т.д. Нет! Настоящий регент церковного хора отвечает конечно всем этим требованиям, но ещё он(а) должен(а) быть способным к управлению хором одной рукой. Вторая рука

регента должна быть занята держанием и покачиванием младенца, который пытается подпевать хору. Другой младенец, постарше, дёргает в это время регента за подол и тоже пытается подпевать хору. Третий может бродить рядом или расположиться на солее с подпеванием хору и так далее. Вот тогда это будет уже настоящий православный регент.

Община при храме отца Сергия после службы собралась у трапезной палатки. Это конечно нарушило наш распорядок в смысле обеда, но оказалось интересно. Обед приготовили прихожане и пригласили нас. Демонстрировался фильм о Петре и Февронии.

Кроме того, мы закрепили на дереве небольшой спортивный канат для лазания, привезенный из обители. Все дети конечно были довольны, но хорошо лазить получается мало у кого.

15 День третий, понедельник.

Поход в Нилову пустынь

Вторая физззарядка у меня не очень задалась. Нам с АА мыслилось это дело изначально таким образом, что тратить время мы не будем, а будем повторять базовый, так сказать, арсенал из рукопашной техники. Это и будет хорошая зарядка, что совершенно правильно! Кроме того планировались и отдельно тренировки. Сего ради был привезен необходимый комплект инвентаря для взрослых и детей. Была проведена некоторая агитация, и в первый день прямо даже мы позанимались, включая двух девушек.

Однако дальше не задалось. Дело наверное в том, что такие занятия требуют определенного настроя, который видимо не очень совместим с расслабленным отдыхом. Для того, чтобы освоить и закрепить, ну скажем кое-какие удары, недели занятий по два раза в день должно по идее хватить. Но надо конечно приложить усилия, а это не получилось. Кроме того, я кажется начинаю скверновато себя чувствовать.

После трудоемкого сбора байдарок, их опробования и вводной тренировки для новичков наша первая экспедиция отправилась в Нилову пустынь. Там действительно красиво.

У нас появились соседи. Это оказалась компания во главе с отцом Стахием, клириком одного из храмов города Красногорска. Стахий был знаком с Сергием по семинарии. Затем появлялись палатки еще каких-то его знакомых и прихожан. Из одной палатки даже доносилась спевка церковного хора. Но познакомиться со всеми, к сожалению, не удалось.

Из «Должностных обязанностей» нам удалось реализовать рекомендательный пункт о смятии консервных банок, что дети стали выполнять с неподдельным энтузиазмом, как только разобрались в вопросе.

 16 День четвертый, вторник.

Работы у храма — Отъезд части участников

Работой, на которую нас нацелил батюшка, оказалась расчистка территории. Сначала требовалось удалить заросли огромного бурьяна, потом убрать крупный камни с дороги и хорошенько подровнять площадку у старых могил рядом с храмом.

Взрослые взялись за дело с энтузиазмом, и работа пошла. Но с детьми оказалась просто беда. Прежде всего, сами развалины и деревянные леса у храма сразу же их отвлекли, чтобы начать везде по ним бегать и лазить. Оказалось трудным делом просто собрать ребят. Затем потребовалось как-то адаптировать задание под их разумение, да и силенки. Затем, чтобы они приступили к работе. Затем, чтобы они все же делали. Сразу стало понятным, что никакой речи о длительной работе без перерыва речь не идет. Артемы вдруг отпросились в туалэт, который у них растянулся минут на сорок. С оставшимися мне удалось провести пяток более-менее организованных коротких подходов, и на этом пришлось заканчивать. Группа стала совсем не управляемой.

Ребятам действительно настроиться на работу оказалось трудно. Артемам еще пришлось и объяснять, что уходы на сорок минут во время послушаний не приняты. Нас не заставляют на этом послушании сверх силы надрываться, но и бросать нельзя. Просто нужно мобилизоваться и потихоньку что-то делать. Это тоже духовное упражнение, если хотите.

Днем мы проводили Алексея и наших замечательных девушек. Провели вместе три дня, а казалось так долго…

Вечер этого дня запомнился тем, что подул ветерок, который внезапно перешел в шквал продолжительностью около минуты. Трапезная и кухня начали попросту подниматься от земли кверху. Похоже, для всех это оказалось неожиданным. Повсюду летели мелкие предметы. Началась беготня. Однако не растерялся Илья и быстро встал на нижнюю металлическую перекладину. Откуда-то возник батюшка, который являл собой совершенную степень спокойствия — видимо привык — и точно так же встал на перекладину. Таким образом наши сооружения не улетели.

 17 День пятый, среда.

Память царственных страстотерпцев — Литургия — Крестный ход — Второй поход в Нилову пустынь

Этот день наверное можно отметить как самый насыщенный и трудный, начиная с того, что сегодня Церковь отмечает день памяти Царственных страстотерпцев.

Даже не позавтракав ничем горячим (причем принципиально), стартовала вторая наша байдарочная экспедиция в Нилову пустынь. В лагере, кроме меня, осталось только четверо детей. Илья и Саша остались, как уже побывавшие в пустыни. Артем (м) был не допущен к походу по дисциплинарным соображениям. Артем Л. почему-то накануне вообще апатично отказался. Мне, честно говоря, просто не очень хотелось* в Нилову пустынь…, да и опасался долго сидеть в байдарке, поэтому остался.

Был солнечный день. Был пост. На газу булькало варево из риса, на столе поблескивал ряд консервных банок с надписью «горбуша». Через десять минут в храме должна была начаться литургия, на которую опаздывать не хотелось. После службы, как было объявлено, ожидался Крестный ход по водам — для нас конечно заманчиво.

Поэтому я собрал ребят и попросил следущее. Самостоятельно довариваете рис, открываете консервы и завтракайте без меня. Если нет желания идти на службу, то ко времени ее окончания обязательно будьте в лагере. Приготовьтесь к отплытию. После чего отправился на службу, где снова под руководством нашей толковой Насти встал на клиросе.

Отслужили благополучно, но этап перехода службы в Крестный ход оказался сумбурен. Забежав в лагерь, я встретил там только Илью с Сашей. Ребята сказали, что готовы, но нужно сходить за Артемами, которых нет на месте. Об речи быть не могло, поскольку лодочные моторы уже заводились. В итоге Сашу удалось впихнуть в одну из лодок, а мы с Ильей двинулись со всеми автотранспортом. Конечным пунктом Крестного хода было село Задубье, в котором находится часовня, освященная в честь Царственных страстотерпцев.

Моторные лодки, огибая полуостров, затратили гораздо больше времени, чем машины, поэтому около получаса их пришлось ждать в селе на берегу, но прибытие водного Крестного хода оказалось красивым. В часовне совершили краткий молебен. Отец Сергий произнес проповедь. Нам с Настей и другими певчими досталось потрудится. Во время перемещений требовалось держаться вместе и недалеко от батюшки. Учитывая, что он не особенно старался кого-то ждать, а также, что у всех маленькие дети, нам пришлось сильно напрячься. Однако все сложилось. Проповедь в переполненной часовне была душевной, разумной и спокойной. Батюшка призывал нас бороться с грехом, не пытаясь при этом глубоко вдаваться в подоплеку самих трагических событий. Все разумно, на своем уровне.

Затем мы проследовали на турбазу неподалеку, где ожидала трапеза. Демонстрировались православные фильмы. Местные аксакалы все подробно обсудили, и в обратный путь мы тронулись поздно. С местными удалось немного переговорить. Конечно люди ропщут на всякие обстоятельства и порядки вообще.

В лагере мы оказались почти одновременно с нашими байдарочниками.

После вечернего Правила мы наблюдали, стоя около храма, красивый закат. Вообще все закаты, как и вообще все, здесь красивое. Но тут были огромные красно-золотые облака, пропрционально вытянутые на полнеба. Их конфигурация на какое-то время образовала своего рода пейзаж из моря и суши с большим заливом и горной грядой. На меня прямо повеяло какой-то теплотой от этой картины. Пейзаж был, по общему мнению, как настоящий, но это после того как мы заметили. Надо было посмотреть на облака чуть по-другому. Может быть Господь показал в тот день, как выглядит Его Царство.

Пункт о передаче дежурства из «Должностных инструкций» в полной мере нам так и не удалось реализовать. Процесс проходил конечно сумбурновато. Привлечь к регулярному дежурству детей вообще не удалось. Видимо быть дежурным три раза подряд для них сложновато. Однако потрудиться по кухне привлечь каждого так или иначе удалось.

 18 День шестой, четверг.

Продолжение работ у храма — похолодание — дождь

Состоялся второй выход на работы у храма. Детей направлять туда в полном составе было сложно. Расчистка территории работа все-таки для взрослых. Она оказалась не очень структурированной и понятной, ребятам было сложно сосредоточиться, да и с их обычной несобранностью и ленью совладать сложно. Поэтому на храм мы отправили только самых сознательных, т. е. Илью с Егором, а остальным пришлось выдумывать послушание на месте. Чтобы совместить приятное с полезным, было предложено провести уборку мусора по всей территории. Вообщем это удалось. Мы обошли местность, начиная от храма и нагребли пакет бумажек и прочего добра. Наши ребята восприняли идею позитивно, однако не всегда мусор замечали, мне самому конечно пришлось подключаться.

Кроме того, провели небольшой ремонт около храма, и сам АА выполнил ещё одну важную работу — поправил сломанную ступеньку у помоста через низину.

В этот день у нас был и не совсем стандартный обед. Удалось на двух сковородах нажарить достаточно большое количество картошки. Детская группа дружно была подключена к этому мероприятию — чистке корнеплодов. Однако это носило скорее воспитательный характер. Нормально чистить получилось может быть у одного-двух.

Во второй половине дня началось похолодание, и это оказалось всерьез. Пришлось залезать в куртки. Однако вода в озере оставалась теплой, и народ продолжал активно купаться.

Вечером АА с большим чувством, образно и доходчиво изложил православные представления о посмертной участи души.

Раздел «Должностных инструкций» об учете расхода продуктов нами выполнялся, но несмотря на это, все равно возник некоторый информационный коллапс.

19 День седьмой, пятница.

Зантия на веревках — Ливень, тепло

Занятия на веревке нашим ребятам понравились. Однако хорошо себя показали только двое — Артем (м) и Егор. Ну и кончно маловато. По идее, мы могли совместить приятное с полезным и, скажем, очистить зеленую дрянь наверху храма. Но хорошая мысля приходит опосля.

Вторая половина дня сложилась беспокойно — проливной дождь, хотя и с перерывами, все-таки основательно зарядил. Для детской группы это оказалось критично. Такой дождь наша палатка не выдерживала и полностью промокла. Спальные мешки промокли на четверть — детвора конечно свернуть их не удосужилась, а я не проследил. Одежда оказалась мокрой на половину — тоже не проследил (примерно так же и сам, поскольку всегда отличался легкомысленностью в этом плане).

Ужин был проведен в обычном режиме, но дождь не переставал.

Тогда стало понятным, что для детской группы возможности ночевать в палатке нет. Но где тогда? По поводу этого уже начали поступать вопросы. Очевидно, в трапезной… мы сделали запрос и такое разрешение получили.

Было тепло, но дождь не переставал. Тогда я потребовал от детской группы даже кратковременно не выходить из-под тента под дождь — что-то сухое ведь ещё оставалось, и это был залог нормального сна. Возник даже курьёз. Артём понял, как

обычно с ним бывает в ответственный момент, что серьёзно надо в туалэт. Пришлось бедняге, оставив одежду, совершать путешествие в трусах, но зато в спальнике он затем оказался сухим. Парень был конечно очень удивлен всем этим.

После ужина уже в темноте мы не расходились, и АА организовал просмотр кинофильма, посвященного практике выживания спасшихся на парашюте авиаторов. Фильм хороший. Народ, казалось, воспринимал этот материал с интересом.

В процессе просмотра нас неожиданно посетила матушка с предложением перейти в вагончик. Это было заманчиво и приятно, но по ряду причин этот проект был отвергнут лично мной, и как потом оказалось правильно. Пусть ребята получат опыт мокрой ночевки! Сейчас не холодно, поэтому ничего страшного произойти не может. Это им полезно. Кроме того, было заметно, что в низине многие палатки наших соседей (включая прибывший накануне клирос) вообще оказались в воде. Поэтому отправляться в вагончик было смысл скорее всего им. Тесниться там всем вместе представлялось не разумным.

После фильма мы под легким дождем отправились в храм на Правило. Это очень хорошо. Можно было не ходить, но пробуем быть «верными в малом». Ребята, я думаю, восприняли ситуацию правильно. По окончании Правила во время очередного дождевого заряда АА организовал их эвакуацию, воспользовавшись большим куском полиэтиленовой пленки, за которым сам же не поленился сходить. Спасибо! Ну а я отправился в путь, как и Артем до этого, раздевшись по пояс.

Детская группа была размещена на ночевку в нашей брезентовой трапезной на сдвинутых вместе скамьях, образовавших что-то вроде нар, но вполне просторно.

Из соседней брезентовой кухни доносился бодрящий звук паяльной лампы, при помощи которой АА производил просушку байдарочной покрышки. Воспользовавшись этим, я попытался просушить две пары детских носок, но одну сразу сжег — синтетика. Мокрые вещи развесили рядом. Народ в этот раз особенно не предавался своему обычному буйству, и вскоре успокоился.

Ну а мне покидать родную палатку не хотелось, поэтому этой ночью я в ней и остался, примостившись водиночку на более-менее сухом участке.

Кругом все стихло. Было тепло и безветренно. Дождь продолжал барабанить по брезенту. И так закончился наш последний (крайний) день на Селигере.

20 День восьмой, суббота.

Сборы — отъезд

Уезжаем…

К большому удовлетворению, Селигер отпустил нас все же без дождя, хотя переодически накрапывало.

Общий подъем был объявлен рано — в 6 часов. Завтрак оказался уже готов. Причем, гречневая каша с тушенкой была, из расчета на обед в пути, предусмотрительно приготовлена в двойном количестве.

Проблема состояла в том, чтобы до прибытия машины свернуть лагерь и подготовить к транспортировке большое количество имущества. Это пришлось делать главным образом самому АА. Причем палатки сворачивались в самую последнюю очередь

Переночевавшие на жестких лавках чада поднимались, как всегда, со скрипом, но выглядели отдохнувшими. Кое-что из их одежды за ночь просохло. Ну и окончательно на свои места всё поставил завтрак. Народ активно задвигал челюстями, а затем и сам нормально задвигался — эту необычную ночь мы пережили.

В детской группе серьёзных сборов не намечалось, поэтому мы смогли спокойно прочитать в храме Правило и выполнить нашу любимую физзарядку.

Палатка «Зима» не разбиралась почти до самого конца, и поэтому капрон достаточно хорошо просох на ветру, затем я быстро ее свернул.

Хотя машина пришла с опазданием на час, все мы конечно обрадовались, снова увидев дядю Мишу. Но вообщем все проходило буднично. Из машины была выгружена гуманитарная помощь, присланная из обители семейству батюшки. Часть привезенного питания мы оставили, поэтому перегруз легковой машины, как вначале, не возник.

И вот все готово. Со смешанным чувством радости от благополучного окончания сложного дела и грусти от расставания с Селигером, тепло попрощавшись с батюшкой, мы двинулись в обратную дорогу.

По пути дети конечно же продолжали активно предаваться шалостям, но мне кажется, что за эти несколько дней они стали все же чуть другими. Да и, чувствовалось, уезжать им тоже не совсем уж очень хочется. Если бы не погода, наверное и совсем бы не хотелось. Некоторые интересные планы мы так и не реализовали.

Отметить можно обед из сваренной утром каши (с традиционными конфетами). Точнее, даже не сам процесс обеда, а то, как мы к нему приступили. С шоссе был замечен приятный поворот в лес, но когда мы на него выбрались, возник просто шок от картины, от которой мы успели отвыкнуть. Мусор! Конечно мы проехали подальше и нашли место почище. Но для ребят, наверное, полезным было и это — они увидели контраст и возможно поняли что-то для себя, а именно, что хорошо — что плохо.

Поскольку отъезжали в субботу, серьёзных дорожных заторов по пути к Москве удалось избежать. И вот около 23 часов наша небольшая колонна подъехала к обители, где с энтузиазмом была встречена примерно тем же составом, что и на отправлении. С особым энтузиазмом была встречена детская группа.

Крупногабаритное имущество мы быстро переместили в спортзал для просушки.

Расставаться не хотелось. Родители живо интересовались подробностями путешествия и охотно старались помочь. Дети вдруг бросили шалопайничать и начали прямо образцово-показательно себя вести. Около полуночи с большим, я думаю, удовлетворением от удачного проведенного дела мы разошлись. На выезде даже удалось увидеть отца Владимира, внимание которого оказалось привлечено нештатной суетой в позднее время.

Ну что же?

Вот только теперь наконец, открыв на своём компьютере «Должностные инструкции», я смогу по-настоящему во всей конкретике их изучить, имея в виду, что к данному вопросу наверняка предстоит возвращаться.

Балашов Андрей.

Посещении музея-заповедника Коломенское

Посещении музея-заповедника Коломенское.

В один прекрасный день перед мной встала задача придумать, что будет делать «Держава» в очередной воскресный день. Немного подумав, я решил вспомнить всё, что было со мной некоторое время до этого. Вспомнилось то, что незадолго до этого мы стали большей частью Державы собираться по понедельникам и петь акафист Державному образу Божией Матери. Вспомнилась и недавняя находка образа Божией Матери «Неугасимая Лампада», которой я плотно занялся. И ради которой я ездил на место чуда. И тут ответ пришёл сам. Держава никогда вместе не бывала у образа, в честь которого она называется, хотя оригинал иконы находится всего в паре километров, через реку.

Сообщив свою идею отцу Андрею, удивился, как он обрадовался и воодушевился. Выяснилось, что Казанский храм, где находится и сейчас Державный образ, является храмом его детства, а так же местом служения его отца. Потому поездка была утверждена. Отец Андрей обещал договориться как об экскурсии по храму, так и о возможности чтения акафиста.

В это воскресение собралось довольно приличное количество Державинцев. Мы отстояли в Перерве позднюю службу, потом зашли в наш класс, попили быстро чай и, чтобы успеть к 14:00, отправились в Коломенское. Прибыли мы быстро, погода была хорошей, что нас только вдохновило. Правда на тот момент мне был известен лишь вход со стороны парка, что не совсем понравилось моим спутникам, поскольку он был далеко. Но позже они поняли, почему я избрал дальний путь. Всё дело было в том, что что по этой дороге открывался прекрасный вид на Николо-Перервинскую обитель. Вдоволь полюбовавшись, признав, что удачного снимка сделать невозможно, мы пошли в храм.

Казанский храм сейчас частично реставрируется, но в общем-то жизнь там течёт. Пока я искал человека, который должен был провести нам экскурсию, то успел найти несколько различных

организаций-тёсок, правда не молодёжных. А потом выяснилось, что экскурсию проводить нам не хотят, но хоть акафист разрешили прямо перед Державной прочесть, уже Слава Богу. Уборщица Феврония, моя хорошая знакомая, помогла нам найти место, и мы начали петь акафист. В это время люди как-то не решались подойти к иконе, но с удовольствием становились неподалёку и слушали нашу молитву. После каждый приложился к великой Российской святыни, нашей покровительнице. Ощущение после акафиста было невероятным. Хотя стоит признать, что Державинский образ в Перерве мне ближе по тонам, но не мне судить. Перед выходом лишь с печалью узнал, что об образе «Неугасимая Лампада» тут ничего так и не узнали.

Дальше мы решили погулять по парку. К нашему счастью, вход в Вознесенский собор, где была обретена Державная икона Божией Матери, в тот день был открыт для свободного входа. Поскольку дело было после Вознесения, то мы решили пропеть в храме в честь этого праздника тропарь. И хоть пытались мы петь как можно тише,

чтобы никого не смутить, всё же из-за особенностей шатрового строения храма все посетители услышали и… видимо решили, что началось что-то особое, поскольку все перестали ходить, повернулись к иконостасу и склонили головы. Обнаружив это после величания, один из Державинцев решил спеть «Отче Наш». И поехало… В общем, нас отпустили только через полчаса, при этом некоторые слушатели и после долго беседовали с некоторыми из Державинцев.

После мы немного посидели на траве, покушали блинчики, пообсуждали планы, отношение каждого Державинца к суевериям, старцам и прочее. В отличном настроении около пяти часов вечера мы решили вернуться домой.

Слава Богу за всё!

Лескин Петр.

Поездка в храм Владимирской иконы Божией Матери в Быково

Отчёт о поездке в храм Владимирской иконы Божией Матери

в селе Быково, Раменский район Московской области.

Дата: 17.02.2013 г.

 

Как уже было обговорено заранее, мы все (10 человек) встретились в центре зала станции Выхино в 8 часов утра. К огромному удивлению Пети, на сей раз державинцы оказались пунктуальны, и общее время опоздания составило всего лишь 6 минут. Когда все были в сборе, мы, не теряя времени, отправились покупать билеты на электричку до станции Удельная.

Билеты были куплены так же оперативно. Электричку ждать долго не пришлось. Ещё 25 минут борьбы со сном под стук колёс – и мы прибыли на нужную нам станцию. Найдя остановку, Паша спросил у стоявшего там же мужчины, как можно добраться до храма. Мужчина оказался отзывчивым, и охотно нам сообщил, что доехать можно на 39 автобусе, остановка называется «Клуб». Сам мужчина дождался своего маршрута раньше нас и, пожелав всего хорошего, уехал. Нам же пришлось немного помёрзнуть на остановке, при этом проговаривая фразы, что «надо было одеть пальто, а не куртку» и «надо было одеть другие сапоги». Когда Даша не выдержала, и хотела было уже налить себе чай из термоса, приехала 39 маршрутка. Слава Богу, места там было достаточно, и мы благополучно добрались до нужной остановки.

Храм мы увидели сразу. Только до него надо было немного пройти пешком. Пока шли, не переставали восхищаться красотой этого необычного храма! На территорию мы вошли в 9 часов 10 минут, совсем немного опоздали к началу службы. Сначала мы хотели было подняться на второй этаж, но нас туда не пустили, показав правильный вход, который был внизу под лестницей.

Служба прошла быстро (как мне показалось). В конце выяснилось, что у настоятеля храма, протоиерея Валентина (Дронова) был день Рождения – 60 лет! Хор пропел ему «Многая лета», натолкнув и нас на определённую мысль. Было решено в конце шествия к кресту нам самим пропеть батюшке «Многая лета», а заодно и познакомиться. Так и было сделано, а тамошний клирос нам дружно подпел! Отец Валентин был очень обрадован, он нами заинтересовался. Мы познакомились, обменялись контактными телефонами. Пользуясь случаем, пригласили его и к нам в обитель на день Рождения «Державы». В общем, есть контакт!

К сожалению, много времени настоятель нам уделить не смог – причины были ясны. Но он вверил нас ещё одному батюшке – отцу Константину – который провёл нам экскурсию на второй этаж – Рождественский придел, к которому нас изначально не пустили. Как оказалось, там шли реставрационные работы. Послушав рассказ о храме и вдоволь нафотографировавшись, мы отправились искать беседку-ротонду, в которой планировали, наконец-таки, потрапезничать. В итоге, ноги завели нас к каким-то странным постройкам, похожим издалека на беседки, но таковыми не оказавшимися. Чтобы к ним пройти, нам пришлось преодолеть спуск к замёрзшему водоёму. Я, как заправский Леголас, решила проверить путь, спустившись по сугробам без особых усилий и без проваливания в снег. Но дурной пример был заразителен. Все остальные двинулись по Машиным следам, только проваливаясь при этом по самые икры. Затем по льду перешли водоём и обнаружили, что мы видели вовсе не беседки. Что это такое за деревянные строения без окон и одной дверью, мы так и не поняли.

Увидев неподалёку деревянный выступ на берегу, мы направились к нему и там, к великой радости всех присутствовавших, потрапезничали вкуснейшими бутербродами, приготовленными Наташей, и горячим чаем, что с утра заварил Петя. Также «на десерт» у меня оказались шоколадные конфетки, каким-то чудом ровно хватившими на всех. Насытившись и прочитав благодарственные молитвы (словив тем самым удивлённые взгляды прогуливавшихся по берегу прохожих), мы двинулись к ротонде, которую издалека узрели – она проглядывала своей белизной сквозь деревья.

К слову говоря, вид беседки-ротонды снаружи был намного более симпатичен, чем изнутри. «Полюбовавшись» на надписи, оставленные нашими предшественниками, мы двинулись в обратный путь. Хорошо, что мы потрапезничали раньше, чем пришли в эту беседку.

Обратный путь прошёл какими-то другими тропами, но в итоге мы снова вышли к храму. По дороге туда у Наташи случились приступы нежности, вызванные бездомными кошками и собачкой. Угостив их бутербродами с колбасой, мы пошли в обратный путь.

Слава Богу, на этот раз долго ждать автобуса не пришлось – мы его перехватили. В тепле доехали до станции Удельная, сели на электричку – и до Выхино. А оттуда на метро по домам!

 

Поездка выдалась благодатная, очень много позитивных эмоций! Также она оказалась плодотворной – познакомились с настоятелем, и, если Бог даст, мы ещё туда приедем, или организуем совместные мероприятия.

Огромная благодарность всем, кто поехал! Вы замечательные!

Слава Богу за всё!!!

С Любовью, р.Б. Мария

Автобусная поездка в древние города Киевской Руси — Киев и Чернигов

Поклон святыням, встреча с владыкой Ионой — ответственным руководителем по работе с молодежью на Украине, общение с православной молодёжью, знакомство с историей Руси.

Обращение Патриарха
Патриарх Кирилл
считает,
что молодежь
должна стать
"передовым
отрядом
Церкви"
 
 
 
Православный календарь



Евангельские чтения
Православие.Ru